website templates free download


Аннотация: в статье рассматривается правовая конструкция совместного завещания супругов, которая вводится в российское гражданское право. Анализируются предпосылки и причины появления новой формы завещания, зарубежные аналоги и проблемные аспекты российского правового регулирования нового института наследственного права. Ключевые слова: изменения гражданского законодательства, наследственное право, совместное завещание супругов. Гражданское законодательство в Российской Федерации находится в состоянии постоянного изменения и совершенствования. Одной из последних новелл, дополнившей наследственное право новым правовым институтом, является введение совместного завещания супругов.

Юрист на рабочем месте

Закон, вносящий соответствующие поправки, вступит в силу 1 июня 2019 года1 . Данный институт является абсолютно новым для российского гражданского права и вызывает много вопросов как к проработанности новой завещательной конструкции, так и к ее необходимости и действенности. Данный правовой институт не является новшеством для зарубежного гражданского права. Так, Германское гражданское уложение 1896 года совместное завещание супругов (Berliner Testamen) закреплено в восьмой главе пятой книги («Наследственное право»)2 . Совместное завещание по законодательству Германии является согласованной многосторонней сделкой. Согласно указанным нормам каждый из супругов становится «посредственным» наследником между супругами и третьими лицами, то есть после смерти одного из супругов его имущество переходит ко второму супругу, а после его смерти вместе с имуществом последнего переходит третьему лицу. Германское гражданское уложение закрепляет гарантии исполнения такого завещания. Во-первых, переживший супруг обязан наследовать все имущество указанному третьему лицу. Во-вторых, переживший супруг обязан отказаться от перешедшего к нему имущества в случае отмены своего завещания. В английском праве совместное завещание (mirror wills) также закреплено в гражданском праве, при этом граждане обладают абсолютной свободой в его составлении – оно может быть заключено не только между супругами.

Однако в силу специфики и сильного ограничения завещательной свободы в случае составления совместного завещания данная возможность преимущественно используется именно людьми, состоящими в браке. Ограничение последующей законодательной свободы обусловлено необходимостью обеспечить исполнение завещания пережившим наследодателем. Являясь наследником завещанного ему имущества, он не вправе распоряжаться им по своему усмотрению, в том числе не может изменять свое завещание3 . На практике чаще всего им является переживший супруг, который таким образом получает средства на существование, но при этом не может своим завещанием обделить, например, родственников супруга, умершего первым. Мотивировкой введения дополнительной формы наследования в соответствующем законопроекте было указана возрастающая потребность граждан в возможности нотариально удостоверенных договоренностей с иными членами семьи, посвященные порядку распределения наследства и содержания отдельных членов семьи после смерти наследодателя4 . Первоначальный проект федерального закона был не одобрен Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, в том числе по причинам недостаточной концептуальной обоснованности5

После доработки с учетом замечаний, изложенных в экспертном заключении, и внесенных поправок законопроект прошел всю законодательную процедуру и 19 июля 2018 года Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон № 217-ФЗ. Однако, несмотря на соблюдение всех процедур, закон был принят неоднозначно и вызвал много критики в юридической сфере. Закон весьма четко определяет правомочия супругов как завещателей, указывает, что к ним относятся все правила Гражданского кодекса о завещателе, гарантирует добросовестность сделки, устанавливая возможность признания совместного завещания супругов ничтожным или недействительным. Устанавливается и дополнительное условие утрачивания силы совместного завещания, обусловленное его спецификой – расторжение брака или признание его недействительным. Закон устанавливает, что супруги вправе устанавливать правовые последствия смерти каждого из них, в том числе наступившей одновременно. Однако данные положения не закреплены как обязательное условие заключения такого завещания, а значит, оно может не содержать правовых последствий, например, одновременной смерти супругов. В таком случае законом должен быть предусмотрен определенный правовой механизм, позволяющий определять правовые последствия таких ситуаций, однако он отсутствует.

Однако главной проблемой нововведенного проекта видится возможность изменения или отмены совместного завещания одним из супругов, в том числе и после смерти второго супруга. Данная правовая конструкция была введена с целью обеспечения свободы завещания, так же она позволяет соблюсти правила, изложенные в 1130 статье Гражданского кодекса, в которую не вносятся изменения – «для отмены или изменения завещания не требуется чьелибо согласие»6 . При этом законодатель предоставляет возможность составления последующего закрытого завещания, содержание которого, согласно статье 1126 Кодекса, не доступно иным лицам, в том числе нотариусу. Согласно статье 1130 ГК РФ будет применяться последующее завещание, если оно будет содержать измененные положения предыдущего. Таким образом, при составлении последующего закрытого завещания один из супругов может изменить положения совместного завещания, при этом второй супруг будет уведомлен только о составлении завещания, но не будет иметь возможности узнать его содержание. Вторым проблемным аспектом данной конструкции является возможность изменения и отмены совместного завещания после смерти одного из супругов. Таким образом, вводимое совместное завещание фактически не возлагает на супругов никаких обязательств по исполнению данного завещания, как, например, в Англии, и не гарантирует установленное в нем наследование супруга, умершего первым.

В связи с этим можно говорить о нецелесообразности введения данного вида завещания, так как оно не влечет каких-либо дополнительно налагаемых обязательств или гарантий, что не обеспечивает функционала, который должен выполняться данным завещанием. Нецелесообразность также подтверждает то факт, что на данный момент законодательство Российской Федерации уже содержит нормы, косвенно регулирующие данные правоотношения. К таким можно отнести статьи 33–35 Семейного кодекса, регулирующие режим совместного имущества супругов, в том числе и порядок его распоряжением, и статьи 40–44 СК РФ, которыми супруги могут установить особый режим совместного имущества7 . Таким образом, можно сделать вывод, что вводимый институт совместного завещания является юридически недоработанным, что бесспорно повлечет возникновение большого количества проблем, неразрешимых с помощью данного закона. Являясь работающим и востребованным в зарубежных странах, что говорит об его актуальности, институт совместного завещания в российском гражданском праве для качественного функционирования и достижения своих целей требует серьезной доработки.

Д. А. Антрушина


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.