website templates free download


Ложная посылка может влечь не обязательно ложный, а любой вывод, в том числе и случайно истинный.

Тема принципов права в последнее время привлекает все большее внимание правоведов как в призме общеправового подхода, так и отраслевого. Принципы законности, гуманизма, равенства, казалось бы, рассмотрены в разных аспектах и различных формах их проявления. Но… насколько «принципиальными» являются эти принципы?

Если основываться на постулате, что принцип –это некое базисное явление, основа построения, фундаментальное начало, первопричина и перво-следствие в единстве (от латинского- principium или греческого – αρχή, дословно первейшее, древнейшее) — некий постулат, базисное или утверждение, на основе которого создается теоретическая конструкция; то упомянутый перечень юридических тезисов, которые мы традиционно декларируем в качестве принципов права в действительности определяют частные случаи проявления или сущностные свойства права, но не принципы как базисные и фундаментальные явления на которых право основывается; которые как мифические атланты держат на своих плечах всю конструкцию права.

Ни гуманизм, ни равенство, ни тем более законность имманентно не могут быть принципами права (то есть основой, фундаментом права) по одной простой причине, что они могут быть объективизированы лишь в виде правовой конструкции. С точки зрения анализа причинно-следственных связей: принцип – причина возникновения права, право – следствие действия принципа; да будет прощен каламбур: «не может быть причиной явления то, что в действительности является ее следствием». На основании изложенного предлагаю аудитории исследовать следующее явление в качестве принципа права. Апроксимация/ лат.-proxima – ближайшая/– восприятие объекта исследования посредством его замены на аналогичный другой, но более простой.

Апроксиматичная линия (линия таких замен) в итоге приводит к средним показателям; что позволяет исследовать как количественные, так и качественные характеристики объекта. Т.е. это усреднение – понимание сложных, многогранных и многоуровневых явлений посредством определения средневзвешенных величин- основной принцип права. Несомненно, каждое преступление самобытно и неповторимо… но при всей неповторимости мы любую кражу квалифицируем по ст. 158 УК РФ, то есть приводим к усредненно-юридическому значению; при всем разнообразии и значимости досудебного сотрудничества со следствием для субъекта предусмотрены усредненные последствия при назначении наказания, предусмотренные ч.2 и 4 ст.62 УК РФ. С одной стороны, любое усредненное значение представляет собой равновесную конструкцию между крайними (часто противоположными: хорошо-плохо, законно-незаконно – что в процессе генезиса какого-либо юридического явления может неоднократно меняться местами) значениями бытия одного и того же явления; что предполагает применение диалектического закона единства и борьбы противоположностей.

С другой стороны, ординарным представляется тезис, что практика – критерий истинности теоретического суждения или нормативного предписания. Но что стоит за этим тезисом? Каким образом формализуется этот критерий и каков алгоритм его использования? Если предположить, что казус – это предельное напряжение юридической нормы в точке пересечения интересов субъектов правоотношения, под действием которого проявляются все скрытые пороки механизма правового регулирования (как при накаливании металла в процессе его обработки в определенный момент проявляются все скрытые трещины и каверны); то в призме антикоррупционной политике, в ее ретроспективной реконструкции проявляется следующий феномен. Единство и борьба противоположностей как диалектический принцип и его проявление в антикоррупционной политике. В равной степени коррупционными явлениями признаются и протекционизм, и симония (продажа должностей). Но… подобное лечат подобным –similiasimilibuscurantur/лат./ – как при лесном пожаре он гасится встречным палом, так и один коррупциогенный фактор или проявление (форма) коррупции нивелируется другим. Период становления абсолютизма в Европе (Новое время); в наследство от Средних веков достался порок протекционизма. При замещении должности окружение монарха «советовало» сюзерену персону-кандидата. Кадровая политика в тот период и заключалась в борьбе кланов за расстановку своих людей на нужные должности, что и определяло степень политического влияния каждого клана. Но при этом, «новоназначеное» должностное лицо в своей деятельности руководствовалось не столько государственными интересами, сколько волей протектора, которому обязано должностью. Однозначно негативное коррупционное явление.

Симония – официальная продажа должностей – когда чиновником становится не достойнейший, а богатейший (победивший в коррупционном аукционе); парализуются социальные лифты, ущемляется профессиональный кадровый отбор. Тоже однозначно негативное коррупционное явление. Но…. Торговля должностями открывает дверь в государственную политику для буржуазии. Государственная должность прекращает быть привилегией преимущественно дворянства. Купивший должность чиновник не зависит от какого-либо нобиля-протектора, а только лишь от торговца должностями – монарха, и руководствуется в своей публичной деятельности только его интересами.

При этом купля-продажа с отчуждением предмета торга как таковая отсутствует право собственности на должность не переходит от монарха к чиновнику. Имеет место отношение квази-инвестиции: чиновник инвестирует капитал в общее дело (что выступает определенным гарантом лояльности должностного лица), доминирующим положением в таком тресте пользуется сюзерен (распорядитель финансов, генератор политических велений…); денежное довольствие чиновника – это проценты от его инвестиций. Если чиновник в своей деятельности будет игнорировать интересы «директора треста», то при увольнении он не только потеряет должность, но и утратит инвестиции. Такая политика в существенной части ограничивает протекционизм. Однако, в таком случае ущемленные в своих чаяниях нобили (будучи ограниченными в своих политических возможностях) испытывают определенные фантомные боли по отношению к утраченным функциям; крайне негативно относятся к политическому новообразованию – классу чиновников-буржуа (дворянам-мантии), и пытаются сохранить за собой некое подобие контрольных функций, используя свое влияние при дворе. Любой промах чиновника объективно не останется не замеченным и виновный не избегнет репрессии.

Иллюстрацией этому могут служить многие судебные процессы над чиновничеством в Англии и Франции (и Россия – не исключение – процесс над дьяком Курициным при Иване 3м) 16 -18 в. Devideetimperia/лат./ – разделяй и властвуй. В итоге конечным бенифициаром этого конфликта является верховная власть. А апроксиматичный баланс интересов между крайне-противоположными проявлениями одного и того же юридического феномена нашел свое проявление в качестве фундаментального момента антикоррупционной политики государств периода становления и развития абсолютизма.Quod erat demonstrandum.

© Арямов А.А., 2020


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.