website templates free download


Специфика причинно-следственной связи в деликтах государства проявляется, например, в случаях, когда вред в основном причинен частными лицами (они являются основной, непосредственной причиной), но при этом государство не исполнило свои регулятивные и охранительные обязанности, что содействовало возникновению вреда или привело к невозможности его устранения. Например, если вред причинен в результате пожара, произошедшего из-за несоблюдения собственником или владельцем здания требований пожарной безопасности, где заканчивается деликт этого частного лица и начинается деликт государственных органов, которые надлежащим образом не проверили соблюдение требований пожарной безопасности, не предотвратили или не устранили причиненный вред?

Как было отмечено в п. 3.3 настоящего комментария, сам по себе пожар или иное происшествие не являются основанием ответственности государства в лице его контролирующих или правоохранительных органов, поскольку специфика их деятельности не предполагает гарантий абсолютного результата в виде отсутствия негативных явлений в обществе.

Незаконность оценивается в зависимости от того, приняли ли эти органы необходимые меры, требуемые в соответствии с законом и обстоятельствами дела. Однако и незаконности недостаточно для возникновения ответственности – требуется также установить, что бездействие государственных органов являлось необходимой причиной наступившего вреда. В некоторых случаях это сделать будет затруднительно, поскольку: а) экспертиза вряд ли укажет на то, что причиной происшествия является бездействие уполномоченных контрольных органов; б) происшествие в основном обусловлено действиями (бездействием) частных лиц или случаем; в) даже теоретически установить причинно-следственную связь между вредом и бездействием намного сложнее, чем если убытки детерминированы активными действиями. Так, если применять логику conditio sine qua non и предположить, был бы вред исключен, если бы потенциальный делинквент совершил определенные действия, то придется полностью смоделировать ситуацию и также представить, как бы реагировали другие участники правоотношения на эти действия (например, подчинился бы собственник загоревшегося дома предписанию органа пожарного надзора, или пошел бы его оспаривать, или проигнорировал). Такая модель имеет намного более вероятностный и предположительный характер, чем простое исключение активного поведения делинквента из цепочки событий.

Эти сложности на практике могут создавать препятствия при взыскании причиненного вреда с государства. Однако в некоторых случаях такая ответственность все же признается. При этом чем значительнее последствия происшествия, тем очевиднее, что государство должно было предпринять меры для его предотвращения. Ярким примером является авария на Чернобыльской АЭС. КС РФ указал, что возникновение конституционно-правовых отношений по поводу возмещения вреда здоровью между гражданами, которые оказались в зоне влияния радиационного излучения и других неблагоприятных факторов, возникших вследствие Чернобыльской катастрофы, и государством, с деятельностью которого в сфере освоения и использования ядерной энергетики было связано причинение вреда, обусловлено самим фактом причинения такого вреда (Постановление КС РФ от 8 февраля 2018 г. № 7-П).

Когда происходят другие масштабные трагедии (например, пожары в клубе «Хромая лошадь», торговом центре «Зимняя вишня», обрушение крыши «Трансвааль-парка»), государство зачастую добровольно берет на себя обязательство компенсировать причиненный вред пострадавшим. Такие компенсации в основном рассматриваются как мера социальной поддержки граждан, однако по существу они являются добровольно претерпеваемой государством мерой его ответственности за то, что оно не смогло обеспечить безопасность функционирования названных объектов. Это подтверждается и приговорами по данным делам, которые выносятся не только в отношении собственников и владельцев соответствующих зданий, но и в отношении должностных лиц контролирующих государственных органов.

Приведенные примеры демонстрируют принципиальную допустимость отнесения бездействия контрольно-надзорных органов к одной из причин вреда, в основном обусловленного действиями (бездействием) частных лиц или случайными событиями. В частных деликтах этот вопрос чаще всего обсуждается применительно к бездействию врача, который не смог вылечить пациента, заболевшего до его попадания в больницу. Несмотря на то что вред причинен пациенту третьим лицом или был обусловлен иными факторами, ответственность может быть возложена на врача, если будет установлено, что: а) он исполнял свои обязанности ненадлежащим образом (в этом проявляется элемент противоправности); б) имелась реальная возможность вылечить пациента, т.е. заболевание в принципе было излечимым (в этом проявляется причинно-следственная связь).

Проводя аналогию с деликтами государства, можно сделать вывод, что ответственность за вред, в основном причиненный третьими лицами, но при участии (а чаще – при незаконном безучастии) государственных органов, может быть возложена на публично-правовое образование, если: а) уполномоченные органы ненадлежащим образом исполняли свои обязанности (их действия являлись незаконными, причем не формально, а по существу); б) имелась реальная возможность предотвратить происшествие (в этом проявляется причинноследственная связь).


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.