website templates free download


Законодательство Российской Федерации, основанное на международных нормах, предусматривает обязанность родителей заботиться о своих детях, включая их воспитание и материальное обеспечение (ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации). СК РФ также содержит нормы об имущественных правах ребенка, которые не только связаны с его содержанием. Материальное обеспечение может касаться и других вопросов имущественного характера, включая дополнительное образование, а также его потребности в жилье.

Говоря о детях, следует выделить несколько категорией детей, поскольку среди них есть несовершеннолетние, имеющие родителей или одного из них, а также дети, требующие дополнительной социальной защиты со стороны государства, такие как: дети-сироты; дети, оставшиеся без попечения родителей; дети, находящиеся под опекой (попечительством), а также дети, которые страдают тяжелой формой хронического заболевания. Первая категория детей, имеющих родителей или одного из них, более защищена, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 54 СК РФ ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право на совместное проживание с родителями, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. ГК РФ (п. 2 ст. 20), конкретизируя данное положение, указывает, что местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей-родителей, усыновителей, опекунов, которые, как правило, и обеспечивают права и интересы своих детей в жилищной сфере.

Большинство теоретиков и практиков считают, что жилищные права несовершеннолетних имеют свою специфику и рассматривают право пользования несовершеннолетнего ребенка жилым помещением через призму того или иного права родителей на жилое помещение или института представительства родителей прав ребенка, если он собственник или сособственник жилого помещения. Полагаем, что данное утверждение правильно только в части, так как право проживания (пользования) принадлежит и реализуется непосредственно самим несовершеннолетним, а вот вопросы защиты и распоряжения этим жилым помещением решают его законные представители. Согласно ч. 4 ст. 292 ГК РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Прекращение семейно-брачных отношений между родителями, признание брака недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влекут за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ), поскольку по логике законодателя до достижения совершеннолетия ребенок является членом семьи и за ним сохраняется право пользования жилым помещением любого из родителей. Даже в случае проживания ребенка в ином жилом помещении в судебном порядке в силу указанной нормы суд вправе обязать обеспечить несовершеннолетнего ребенка иным жилым помещением.

Однако законодатель оставляет открытым вопрос о праве пользования жилым помещением совершеннолетним, поскольку в законодательстве о нем уже как о члене семьи не говорится. Что же касается детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), то Российской Федерацией, а также ее субъектами принимаются отдельные правовые акты, предусматривающие обеспечение таких категорий жилыми помещениями. Например, Федеральным законом от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей» предусмотрены меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством) и не имеющих закрепленного жилого помещения. Если ранее указанным категориям детей жилые помещения предоставлялись после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил РФ, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечивались органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм по договору безвозмездного пользования, то начиная с января 2013 г. жилые помещения предоставляются по договору найма специализированного жилого помещения, срок действия которого составляет пять лет, который может быть перезаключен в случае выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания таким детям содействия в преодолении трудной жизненной ситуации. При этом такие дети не могут быть выселены из специализированных жилых помещений, которые должны находиться в границах соответствующего населенного пункта.

Право на обеспечение жилыми помещениями сохраняется за лицами, отнесенными к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигшими возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями. Данная мера направлена на их социальную адаптацию и предотвращение различных мошеннических схем, направленных на отъем жилых помещений у перечисленных категорий детей. Что же касается третьей категории детей, страдающих тяжелой формой хронического заболевания, то ЖК РФ (п. 3 ч. 2 ст. 57) содержит положения о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма вне очереди гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в перечне, предусмотренном п. 4 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ. К сожалению, в нормах жилищного законодательства ничего не сказано о возможности и порядке предоставления жилых помещений по договору социального найма несовершеннолетнему, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, когда члены его семьи, с которыми он совместно проживает, состоят на учете на получение жилого помещения в качестве малоимущих граждан, признанных нуждающимися в жилых помещениях по установленным ч. 2 ст. 49 ЖК РФ основаниям из жилищного фонда Российской Федерации или жилищного фонда субъекта Российской Федерации1 .

Следует на законодательном уровне установить, что такая возможность должна быть предоставлена самому несовершеннолетнему (его представителям) как исключение из общего правила, позволяющее таким гражданам встать на учет независимо от характеристик занимаемого ими жилого помещения, данная гарантия установлена как в интересах самих граждан, страдающих соответствующими заболеваниями, так и в интересах иных лиц, проживающих с ними в одной квартире в составе других семей2 .

При этом соответствующие органы при предоставлении несовершеннолетним жилого помещения по договору социального найма вне очереди должны принимать решения с учетом соблюдения прав и законных интересов таких несовершеннолетних, их родителей и других проживающих совместно с ними в одном жилом помещении лиц с учетом площади, необходимой для проживания в нем также по крайней мере хотя бы одного взрослого члена семьи, осуществляющего уход за этим несовершеннолетним, поскольку ребенок не может быть лишен возможности получать должные уход и воспитание, постоянное обеспечение особых нужд и потребностей.

Отказывая в предоставлении жилого помещения на условиях социального найма во внеочередном порядке семье с ребенком-инвалидом, имеющим право на получение жилого помещения вне очереди, такие органы нарушают ст. 38 Конституции Российской Федерации, в силу которой материнство и детство, семья находятся под защитой государства (ч. 1), а забота о детях, их воспитание составляют равное право и обязанность родителей (ч. 2). Конечно, это связано с ненадлежащей экономической ситуацией в том или ином субъекте, но если семья стоит на улучшение жилищных условий по двум основаниям: как малоимущая и как имеющая несовершеннолетнего ребенка, страдающего тяжелой формой хронического заболевания, то в первую очередь должен быть обеспечен жилым помещением несовершеннолетний во внеочередном порядке с родителями, которые осуществляют за ним уход, или хотя бы с одним из них, а затем сама семья при наличии у публичного образования фактических возможностей для предоставления жилого помещения соответствующей площади.

Таким образом, действующее законодательство, учитывая физическую и умственную незрелость несовершеннолетнего ребенка, а в отношении ребенка-инвалида – также необходимость постоянного обеспечения его особых нужд и потребностей, исходит из того, что местом жительства ребенка является место жительства его семьи (законного представителя), и устанавливает обязанность родителей (иных законных представителей) проживать совместно с ребенком.

С учетом этих требований, а также предписания ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, не допускающей при осуществлении прав и свобод человека и гражданина ущемления прав и свобод других лиц (в данном случае – имеющих право на предоставление жилого помещения на иных основаниях), п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ установлено, что жилое помещение по договору социального найма предоставляется во внеочередном порядке именно гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, но не его семье1 . Такое законодательное решение имеет целью не только обеспечить скорейшее отселение этих граждан (независимо от других оснований их постановки на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения), но и удовлетворить потребность в отдельном жилье как можно большего их числа при соблюдении принципа равенства и справедливости в отношении иных граждан, также нуждающихся в жилых помещениях, и само по себе не может расцениваться как нарушающее конституционное право на жилище как самого гражданина, получающего жилое помещение вне очереди, так и членов его семьи, которые не лишаются возможности быть принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, на общих основаниях.

О.А. Пешкова


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.