website templates free download


В статье рассмотрены вопросы обращения взыскания на единственное жилое помещение при банкротстве физического лица. Анализируются позиция Конституционного Суда РФ и законопроект Министерства юстиции РФ, который вносит поправки в действующее законодательство. Автор выделяет проблемы, возникающие при применении статьи 446 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, и предлагает пути совершенствования в регулировании данного вопроса. Ключевые слова: единственное жилье, банкротство, физическое лицо, баланс интересов.

Юрист на рабочем месте

The article discusses the issues of foreclosure on the only residential premises in the event of bankruptcy of an individual. The article analyzes the position of the Constitutional Court of the Russian Federation and the bill of the Ministry of Justice of the Russian Federation, which amends the current legislation. The author identifies the problems that arise when applying Article 446 of the Code of Civil Procedure of the Russian Federation, and suggests ways to improve this regulation. Key words: only housing, bankruptcy, individual, balance of interests.

На протяжении многих лет особенно острой и наболевшей проблемой в сфере охраны жилищных прав являются споры относительно имущественного иммунитета единственного жилья при банкротстве физического лица. Запустив еще в 2002 году механизм защиты единственного жилья от обращения взыскания кредиторов, законодатель не предусмотрел возможные отрицательные последствия указанной идеи, в результате чего в правоприменительной практике встречается достаточное количество нерешённых, по сей день, вопросов.

И так, с какими же проблемами может столкнуться правоприменитель, используя положения статьи 446 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ)? Первым и самым главным пробелом является то, что при определении жилья, на которое нельзя обратить взыскание, суды устанавливают не фактическую, а юридическую нуждаемость в данном жилом помещении.

Рассмотрим пример.

При процедуре конкурсного производства в отношении гр. Г, признанного банкротом, суд обязал исключить из конкурсной массы жилой дом, поскольку он является единственным пригодным помещением для постоянного проживания должника, при этом, не учитывая того, что у супруги этого гражданина имеется иное пригодное для проживания жилье, приобретённое в период брака1 . Не понятна позиция суда относительно применения вышеназванной статьи и в том случае, когда должник, накануне банкротства, продает имеющиеся у него жилые помещения, оставляя при этом лишь одно. Является ли такое решение справедливым? Думаем, что нет, поскольку здесь прослеживается явное злоупотребление должника своим правом. Еще одним спорным и неоднозначным моментом, касающимся ненадлежащего поведения должника, является следующее. Допустим гр. А. получает в прядке наследования пассивы и активы, где к последнему относилось жилое помещение. Для того чтобы полученное жилье стало единственным пригодным для проживания, и появилась возможность защитить его от требований кредиторов, он продает собственное жилье и вселяется в унаследованную квартиру. Другой пример. Гр. С., имея непогашенную задолженность перед гр.

И, после того как узнает, что в отношении него возбуждено исполнительное производство, производит отчуждение своего имущества в пользу сына. Для того чтобы признать действия должника ненадлежащими, суд признает сделку купли-продажи наследником собственной квартиры ничтожной, в результате чего обращает взыскание на унаследованное жилье. Считаем справедливым мнения авторов, согласно которым такой подход является не совсем логичным и правильным, поскольку затрагиваются права и законные интересы третьих лиц2 . Для решения этого вопроса необходимо внести изменения, согласно которым иммунитет на единственное жилье возникает у наследника только после погашения всех долгов наследодателя. Данное нововведение позволило бы урегулировать баланс интересов между должником и кредитором. Необходимо обратить внимание и на то, что российский законодатель защищает от обращения взыскания только само жилое помещение, но не деньги, необходимые для его приобретения. Смоделируем ситуацию. Два гражданина решили приобрести себе жилье, для чего накопили определенную сумму. Однако один из них совершил желаемое действие, а второй решил повременить, ожидая лучшего варианта. Исходя из действующего законодательства, в случае банкротства этих лиц, только первый гражданин может рассчитывать на 100 %-ую защиту от государства. Обращение взыскания на жилое помещение не предусмотрено, а вот денежные средства войдут в конкурсную массу и будут направлены на удовлетворение требований кредиторов.

Очевидно, что такое положение закона не соответствует принципу справедливости. Для устранения такого дисбаланса законодателю необходимо предусмотреть следующее: если у лица отсутствует жилье, то от обращения взыскания в такой ситуации должны быть защищены денежные средства, необходимые для приобретения жилья разумной площади и местоположения. При этом право на покупку жилого помещение не должно ограничиваться процедурой банкротства, поскольку суд в таком случае любую сделку мог бы контролировать самостоятельно. Не урегулированным в настоящее время остаётся вопрос относительно механизма продажи единственного жилья, в случае возможности обращения на него взыскания, ведь Верховный Суд РФ в 2018 году в одном из своих определений разрешил осуществлять данную процедуру при наличии ряда условий3 .

Нужно отметить, что законодатель все же принимал попытки урегулировать процедуру обращения взыскания на единственное жилье должника, например, законопроект, разработанный Минюстом России. Однако, несмотря на имеющиеся положительные моменты, данный проект содержит существенные пробелы относительно данного вопроса. Так, согласно проекту, в случае возможности обращения взыскания на единственное жилье, кредиторы до его реализации обязаны предоставить должнику иное пригодное для проживания жилое помещение4 . Возникает вопрос: откуда кредиторы должны взять денежные средства на покупку нового жилья? Более правильным, на наш взгляд, будет следующий алгоритм действий: суд оценивает, не является ли единственное жилое помещение роскошным; в случае признания его таковым, кредитор предоставляет должнику иное жилье, пригодного для проживания, по договору аренду, но с последующим выкупом; после чего запускается процедура реализации единственного жилого помещения. Таким образом, можно сделать вывод, что возможность обращения взыскания на единственное жилье при банкротстве физического лица – целесообразный способ балансирования интересов должника и его кредиторов. На основании изложенного, учитывая предложенные пути решения рассматриваемой проблемы, представляется очень важным разработка новых положений законодательства, регулирующих указанную правовую конструкцию.

Литература: 1. Постановление АС Северо-Западного округа от 12 февраля 2018 г. по делу № А13-14393/2016. [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант Плюс». 2. Быков А. Единственное жилье в банкротстве: алгоритм решения проблемы // Журнал РШПЧ. 2018. № 1. С. 215-229. 3. Определение ВС РФ от 22 января 2018 г. № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017. [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант Плюс». 4. О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве»: Проект федерального закона (подготовлен Минюстом России). [Электронный ресурс]: Документ опубликован не был. Доступ из СПС «Консультант Плюс».

В.А. Рыжкова


Метки: , ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

Безрамное раздвижное остекление веранды и террасы. Раздвижное безрамное остекление гармошка .

pergolamarket.ru

Оформить сертификат ТР ТС 007

вопросов и узнайте какой сертификат вам нужен

tehno-standart.ru

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.