website templates free download


(а) Соотношение норм гражданского, уголовного и административного законодательства Воздействие на чужое имущество или чужую личность может иметь место также в рамках крайней необходимости. ГК РФ предусматривает, что это состояние имеет место при наличии опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (ст. 1067 ГК РФ). Самостоятельные определения категории «крайняя необходимость» представлены также в КоАП РФ (ст. 2.7) и УК РФ (ст. 39).

При сопоставлении норм ГК РФ, с одной стороны, и норм УК РФ и КоАП РФ – с другой, представляется, что редакция, содержащаяся в ГК РФ, имеет две особенности. Во-первых, гражданское законодательство предусматривает, что крайняя необходимость имеет место лишь при наличии опасности, угрожающей лицу или другим лицам. Об имущественных интересах ГК РФ умалчивает, в то время как и УК РФ, и КоАП РФ допускают причинение вреда другому лицу в рамках крайней необходимости при опасности утраты и (или) повреждения имущества. Редакционные различия в данном случае не могут повлиять на существо института, и крайняя необходимость охватывает и случаи опасности для имущества (такой подход подтверждается практикой нижестоящих судов). Во-вторых, ГК РФ содержит только два критерия, определяющих крайнюю необходимость: а) наличие опасности, б) которую нельзя было устранить иными средствами. В то же время и УК РФ, и КоАП РФ вводят третий критерий: вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значителен, чем вред предотвращенный. Представляется, что отсутствие в ст. 1067 ГК РФ этого правила не означает его неприменимость к гражданским правоотношениям, поскольку действия в рамках крайней необходимости регулируются в том числе общей нормой – ст. 14 ГК РФ, содержащей аналогичное требование.

Принципиальное отличие крайней необходимости по ГК РФ от аналогичных институтов по УК РФ и КоАП РФ заключается в том, что установление того факта, что лицо действовало в рамках крайней необходимости, освобождает его от уголовной и (или) административной ответственности. Напротив, в силу ст. 1067 ГК РФ вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, хотя и причинен правомерными действиями, но по общему правилу подлежит возмещению. (б) Условия правомерности причинения вреда при крайней необходимости Действия лица, причиняющего вред, могут быть признаны совершенными в состоянии крайней необходимости и, как следствие, правомерными при соблюдении следующих условий: – такие действия осуществлены в целях устранения опасности; – опасность не могла быть устранена иными средствами; – причиненный вред является менее значительным, чем вред предотвращенный (последнее условие прямо в ст. 1067 ГК РФ не указано, однако оно поддерживается в практике, доктрине и может быть выведено из ст. 14 ГК РФ).

Как было отмечено выше, объектом, которому угрожает опасность, в данном случае могут быть как жизнь и здоровье, так и имущество. В части устранения опасности нужно отметить, что сюда входят две группы случаев. Во-первых, опасность может быть вызвана противоправным посягательством (как и в случае необходимой обороны). В подобной ситуации действия защищающегося лица против посягателя будут осуществляться в рамках необходимой обороны, а воздействие на имущество третьих лиц с целью уклонения / отражения / избежания посягательства будет квалифицировано как действие в рамках крайней необходимости. Во-вторых, опасность может быть вызвана и не противоправным посягательством, а иными факторами: силами природы, неудачным стечением обстоятельств, безвыходной ситуацией, грозящей смертельной опасностью для лица и (или) его близких, и т.д. В таком случае как действия защищающегося, направленные против объектов, создающих опасность, так и воздействие на имущество третьих лиц с целью уклонения / отражения / избежания посягательства, будут квалифицированы как действия в рамках крайней необходимости. Места для необходимой обороны в подобной ситуации не будет.

Спорным представляется вопрос, что именно имеет место (необходимая оборона или крайняя необходимость), если опасность создана невменяемым или животным. Причинение вреда невменяемому лицу при осуществлении таким лицом посягательства представляет собой, с точки зрения ВС РФ, необходимую оборону (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19). Такой подход заслуживает поддержки, потому что в подобных случаях важна объективная общественная опасность, а не субъективная. О невменяемости нападающего обороняющемуся может быть ничего неизвестно. Как следствие, он имеет полное основание считать себя поставленным в состояние необходимой обороны, пределы которой несколько шире пределов крайней необходимости. Возникает вопрос: каким образом квалифицировать действия лица, направленные против атаки животного? Имеет ли значение, нападет ли, например, собака по приказу хозяина, или, наоборот, она не слушается хозяина, или вообще лицо атакует бездомный пес? Высшая инстанция не дает разъяснений по данному вопросу.

При этом очевидно, что если животное используется как средство нападения, то налицо все условия необходимой обороны. В таком случае животное ничем не отличается от ножа, пистолета или другого орудия, используемого преступником. В отношении иных случаев, в которых имеет место атака животного, в судебной практике отсутствует единообразие: подобные действия относят или к необходимой обороне, или к крайней необходимости. Следует признать, что различий в зависимости от той или иной квалификации практически не будет. Убийство атакующей собаки даже при крайней необходимости, как представляется, должно относиться к случаям, когда вред возмещению не подлежит (ст. 1067 ГК РФ предусматривает право суда освободить защищавшееся лицо от обязанности возместить вред – это один из таких случаев; в немецком правопорядке используется аналогичный подход). Единственная разница в подобных случаях заключается в том, что при крайней необходимости уничтожение объектов, в том числе и создающих опасность, возможно, когда угроза не может быть устранена иными способами. В случае необходимой обороны, напротив, обороняющийся не должен задумываться о том, может ли он уклониться от посягательства, например, сбежав. В ситуации, когда опасность создает не субъект, а животное или неодушевленная вещь, только обороняющийся обладает возможностью уклониться от конфликта.

Однако уместно ли в случае, когда на лицо нападает собака, требовать от него достаточно оперативно оценить обстановку и, например, залезть на дерево или скрыться в подъезде дома? Если ответить на этот вопрос отрицательно, то различий в квалификации вообще не будет. Третьим условием крайней необходимости является то, что причиняемый вред менее значителен, чем вред предотвращаемый. Принципиально важно различать две ситуации. Во-первых, когда вред причиняется вещи, которая создает опасность (например, автомобиль, катящийся с горки без водителя). Во-вторых, когда вред причиняется вещи, которая никаким образом не связана с возникшей опасностью, но так или иначе может способствовать спасению защищающегося лица / его имущества (витрина магазина разбивается, чтобы сработала сигнализация и потерпевший смог спастись от разбойников). В первом случае речь идет о повреждении или уничтожении вещи, направленном на воспрепятствование возникшей опасности. Например, лицо разбивает стекло в движущейся под наклоном и без водителя машине, чтобы поставить ее на ручник. Во второй ситуации имеет место воздействие на объект, которое необязательно подразумевает его повреждение или уничтожение, а может выражаться, например, в завладении и использовании. Например, лицо забежало в чужой дом, прячась от грабителей, или воспользовалось чужим автомобилем, чтобы довезти раненого до больницы. В подобной ситуации вред имуществу может и не быть причинен (раненый довезен до больницы без каких-либо эксцессов).

Приведенное разделение объектов, которым причинен вред, как представляется, должно также напрямую влиять на критерий соразмерности причиненного вреда. Так, если вред причиняется объекту, создающему опасность, важно лишь, чтобы защищаемый объект не находился в существенной диспропорции с объектом, которому причиняется вред (как и в случае необходимой обороны). Однако, если вред причиняется вещи, которая не имеет отношения к возникшей опасности, здесь уже требуется, чтобы причиняемый вред был явно менее значителен, чем вред предотвращаемый. (в) Последствия причинения вреда в рамках крайней необходимости В части вопроса о возмещении вреда, причиненного при крайней необходимости, ГК РФ предусматривает три возможных варианта: 1) вред подлежит возмещению причинителем, что является общим правилом; 2) вред возмещается третьим лицом, в интересах которого действовал причинивший вред; 3) лицо, причинившее вред, или третье лицо, в интересах которого вред причинен, освобождается от возмещения вреда полностью или частично. Также, если при рассмотрении дела будет установлено, что причинитель вреда действовал в состоянии крайней необходимости в целях устранения опасности не только в своих интересах, но и в интересах третьего лица, суд может возложить обязанность возмещения вреда на них обоих по принципу долевой ответственности с учетом обстоятельств, при которых был причинен вред (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1).

Обязанность по возмещению вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, может быть возложена не только на физическое, но и на юридическое лицо. В каких же случаях вред не подлежит возмещению? Для ответа на этот вопрос целесообразно вновь вернуться к разграничению объектов, которым причиняется вред. Если вред причиняется объекту, создающему опасность, то возмещать вред не нужно при условии, что опасность возникла не по вине защищавшегося, если отсутствовали иные способы ее устранения и не была допущена явная несоразмерность. Если же вред причиняется объекту, не связанному с опасностью, то в подобном случае вред должен быть возмещен. Причины такого толкования заключаются в следующем. Основой института крайней необходимости выступает концепция преобладания более значимого интереса над менее значимым. От собственника вещи, которой причиняется вред лицом, уклоняющимся от опасности, требуется претерпевание причиняемого вреда для цели сохранения гораздо более значимых благ. Именно поэтому такой собственник не оказывается в состоянии необходимой обороны, когда ему причиняется ущерб или на его имущество оказывается воздействие. Однако, допуская подобные неудобства для частных лиц, государство должно обеспечить компенсацию понесенных ими потерь. В связи с этим причиненный ущерб должен быть возмещен, несмотря на то что действия в состоянии крайней необходимости являются правомерными.

Если же речь идет об объекте, создающем опасность, то возмещение собственнику вреда, причиненного такому объекту, не требуется, если только опасность не возникла по вине лица, действовавшего в состоянии крайней необходимости. Вторая ситуация, когда вред не должен возмещаться, имеет место при спасении благ, принадлежащих третьему лицу, за счет причинения вреда имуществу этого третьего лица. Например, увидев взбесившуюся собаку соседа, убивающую овец соседа, лицо пристрелило эту собаку, предотвратив порчу значительно более ценного имущества (части стада). В подобных случаях третье лицо, в интересах которого собака была убита, не вправе требовать возмещения стоимости погибшего животного. Представляется, что похожей логикой руководствуются суды в делах о взыскании убытков, причиненных окружающей среде, в тех случаях, когда организации-ответчики причиняли вред природным объектам ради выполнения общественно значимых задач. Например, лицо было признано действовавшим в состоянии крайней необходимости и освобождено от ответственности за действия по разработке и добыче речного грунта, который был использован для укрепления берега и предотвращения негативных последствий от произошедшего наводнения. Возмещение вреда также может быть возложено на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред. Подобные случаи весьма походят на действия лица в чужих интересах без поручения.

Так, в п. 1 ст. 980 ГК РФ указывается, что действия без поручения, иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица в целях предотвращения вреда его личности или имуществу, исполнения его обязательства или в его иных непротивоправных интересах (действия в чужом интересе) должны совершаться исходя из очевидной выгоды или пользы и действительных или вероятных намерений заинтересованного лица и с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью. Как видно, для переложения обязанности по возмещению вреда на третье лицо необходимо, чтобы причиненный вред был явно менее значимым, чем вред предотвращенный.

В остальных случаях применяется общее правило, т.е. вред возмещается самим причинителем вреда. Если же условия крайней необходимости или хотя бы одно из них отсутствуют, то вред должен возмещаться на общих основаниях деликтной ответственности.


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.