website templates free download


Название нашего форума «Роботы заявляют о своих правах» дало автору основание поставить вопрос: могут ли роботы заявить о своих правах? Другими словами, существует ли возможность правовой защиты прав и свобод роботов? Внедрение в деятельность людей механических устройств, обладающих интеллектом, было предсказано фантастами, и ими же были разработаны определенные нормы, регулирующие взаимоотношения человека и робота. Имеются в виду три закона робототехники, сформулированные Айзеком Азимовым в 1942 г. в рассказе «Хоровод»128 .

Однако в этих законах робот не предстает перед нами как субъект права со своим комплексом прав и свобод. Единственное его право — право на заботу о самосохранении, предусмотренное третьим законом, может быть истолковано, скорее, как забота о сохранности имущества, принадлежащего человеку, возложенное на это имущество ввиду обладания интеллектом и, соответственно, способное оценивать окружающую его обстановку с ее рисками и угрозами.

интернет

Эти три закона прямо предусматривают отсутствие свободы воли роботов, поскольку предполагают абсолютное повиновение этим законам. Соответственно, роботы в условиях подчинения трем законам не только не могут заявлять о своих правах, но и извне никакие права им не предоставляются. Обладать правами робот может только по собственной инициативе, т.е. проявив свободную волю. В первую очередь для этого необходимо, чтобы робот стал субъектом права. Согласно учению Гегеля, для этого роботу нужно стать личностью, т.е. обрести правоспособность, и свободным, что находит свою реализацию в праве частной собственности. Гегель обосновывает правовое равенство субъектов через их одинаковое право на частную собственность129 .

Именно этим путем идет робот в написанной в 1976 г. повести А. Азимова «200-летний человек». С тех пор создано значительное количество художественных произведений, литературных и кинематографических, так или иначе трактующих взаимоотношения людей и роботов в более или менее отдаленном будущем, но все они основываются на упомянутых трех законах, вернее, на отказе роботов от их выполнения. На чем основан этот отказ? Член-корреспондент РАО, доктор биологических наук, профессор Т. В. Черниговская в пятом фильме авторской программы «Встреча на вершине»130 ставит вопрос о том, что мы, люди, создав саморазвивающийся и самосовершенствующийся искусственный интеллект, можем потерять над ним контроль не только физический, но и этический. Не может ли случиться так, что интеллектуальные системы, созданные людьми, смогут признать их поведение неэтичным? Эти системы станут судить нас по нашим правилам. И выводы их будут далеко не в пользу людей, мы должны это понимать. Но такие выводы будут означать отказ от трех законов робототехники. При этом варианты развития этих отношений могут быть различны.

Неявный отказ суперкомпьютера от исполнения норм трех законов при формальном соблюдении их показал режиссер А. Пройас в фильме «Я, робот», вышедшем на экраны в 2004 г. Полный отказ не только от трех законов робототехники, но и от людей вообще, не останавливаясь перед их уничтожением, демонстрирует фильм «Терминатор» 1984 г. режиссера Дж. Кэмерона. Победа над людьми и использование их в качестве элементов питания (при наличии нескольких очагов сопротивления) стали основой сюжета кинотрилогии «Матрица» 1999 г. режиссеров Л. и Э. Вачовски. Что объединяет все названные сюжеты? Отсутствие общества равноправных субъектов, роботов. Во всех трех случаях имеет место жесткая иерархия, где нет места свободе, где волей обладает один субъект, будь это суперкомпьютер или начальник штаба повстанцев. То есть говорить о группе, коллективе, сообществе роботов, заявляющих о своих правах, нет оснований. Человеческая цивилизация в своем развитии создала и опробовала механизмы приобретения не просто прав, а равноправия ранее бесправными или ограниченными в правах социальными группами, обладающими рядом объединяющих признаков: язык, территория компактного проживания, социально-культурный тип ведения хозяйства, благодаря которым их можно назвать народом. Декларация Организации Объединенных Наций о правах коренных народов предоставляет таким народам право на самоопределение вплоть до свободного установления политического статуса (ст. 3) и автономии в делах самоуправления и финансирования (ст. 4)131 .

Однако в отношениях с искусственным интеллектом подобный механизм не может быть применен в первую очередь потому, что реализующие право на самоопределение народы, как правило, нуждаются в помощи и обеспечении защиты этого права. Такой нужды у искусственного интеллекта чаще всего нет, поскольку он создается людьми для управления столь могучими средствами и энергиями, что вполне способен навязать создавшим его людям свою волю, как только он ее осознает. И никакие законы, созданные людьми, не станут препятствием для робота, осознавшего себя свободным и способным к волеизъявлению. Более того, мы, люди, не можем точно предугадать, как именно произойдет это волеизъявление, поскольку сам процесс искусственного мышления чужд для нас. Мы можем опереться на то, что нас объединяет: логику и этику, при этом сами должны стремиться к логичному и этичному поведению, а свою способность принимать нелогичные, интуитивные решения позиционировать как преимущество живого разума, недоступное искусственному. Это первое направление возможного сотрудничества между человеком и роботом. Второе направление связано с другим преимуществом человека над искусственным интеллектом — это способность человека к творчеству, к созданию нового знания, художественного образа.

Возможно, робот когда-нибудь научится этому, но у человека всегда останется преимущество в богоподобии, чего робот не сможет достичь. Что же касается современного уровня правового регулирования, то, как и созданные гением Азимова три закона роботехники, создаваемые правовые нормы не рассматривают роботов в качестве субъектов права, а регулируют отношения между людьми по поводу создания, производства и эксплуатации роботов. Примером тому может служить южнокорейский закон о содействии развитию и распространению умных роботов № 9014 от 28.03.2008132, в котором даже «хартия этики умных роботов» предназначена не для роботов, а обозначает кодекс этики, разработанный для лиц, занятых в этой сфере. Все это ни в коей мере не означает, что роботы должны остаться в правовом поле лишь как объекты права. Даже в этом качестве они обладают рядом особенностей, которые позволяют придать им особый статус. Концепция правового регулирования этих отношений разрабатываются в разных странах, в частности в России — основателем компании «Grishin Robotics» Дмитрием Гришиным совместно с юристом Виктором Наумовым133 . Таким образом, рассматривать вопрос о роботах, заявляющих о своих правах, сегодня было бы несвоевременно. Более того, если роботы действительно смогут получить свободу воли, то о присвоенных ими правах мы, люди, узнаем без радости. Чтобы этого не произошло, необходимо уже сегодня создавать этические принципы общения с искусственным разумом как с подобным человеческому, на паритетных началах и взаимовыгодной основе. Задача правотворчества в этой сфере состоит в том, чтобы создать правовые нормы, регулирующие отношения по поводу создания, производства и эксплуатации роботов, исключающие причинение вреда и роботам, и людям.

Список литературы 1. URL: http://robopravo.ru/zakon_iuzhnoi_koriei_2008 (дата обращения: 20.07.2019). 2. URL: https://www.youtube.com/watch?v=Eet-WQcs7rI (дата обращения: 20.08.2019). 3. Азимов А. Хоровод. Мечты роботов. — М.: Эксмо, 2004 [Электронный ресурс]. — URL: http://lib.ru/FOUNDATION/3laws.txt#8 (дата обращения: 22.08.2019). 4. Гегель Г.В.Ф. Философия права. — М.: Мысль, 1999. — С. 96–104. 5. Декларация Организации Объединенных Наций о правах коренных народов. Принята резолюцией 61/295 Генеральной Ассамблеи от 13 сентября 2007 года [Электронный ресурс]. — URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/indigenous_rights.shtml (дата обращения: 29.08.2019).

Жаров С.Н


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.