website templates free download


В соответствии с частью первой ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. В части ответственности государства представляется важным, что право на компенсацию морального вреда имеют не только лица, участвовавшие в правоотношениях с государством, но и иные лица, неимущественные права или нематериальные блага которых были опосредованно затронуты незаконными действиями.

В одном из дел ВС РФ признал, что право на компенсацию морального вреда в связи с незаконным задержанием имеют не только необоснованно задержанные лица, но и их близкие родственники (Определение СКГД ВС РФ от 1 октября 2013 г. № 5-КГ13-77). Аналогичная позиция высказана в отношении незаконного обыска в жилище: право на компенсацию морального вреда имеют не только лица, в отношении которых санкционирован обыск, но и иные лица, проживающие в этом помещении (Обзор судебной практики ВС РФ № 4 (2017), утвержденный 15 ноября 2017 г.). В части компенсации морального вреда, причиненного содержанием гражданина под стражей, ВС РФ демонстрирует неединообразный подход.

Основным доводом истцов в пользу компенсации морального вреда, причиненного любым заключением под стражу (будь оно законным или нет), являются крайне неудовлетворительные условия содержания заключенных, унижающие человеческое достоинство. В качестве примеров практически в каждом деле приводятся переполненность тюремных камер, наличие в них насекомых, плесени, одновременное содержание в камерах здоровых заключенных и заключенных, больных инфекционными заболеваниями, отсутствие кроватей и уединенного туалета, отсутствие окон и т.д. Позиция ВС РФ является неоднозначной. В основном такие условия содержания признаются основанием для компенсации морального вреда только лицам, ошибочно привлеченным к следствию и впоследствии оправданным судом, но не осужденным. Например, в Определении СКГД ВС РФ от 14 августа 2018 г. № 78-КГ18-38 ВС РФ справедливо отменил решения нижестоящих судов, которые посчитали достаточной суммой компенсации морального вреда лицу, необоснованно содержащемуся под стражей в неудовлетворительных условиях в течение трех лет, 150 тыс. руб., т.е. 132 руб. в сутки. ВС РФ указал, что такая компенсация является несоразмерно низкой, и удовлетворил иск полностью в размере 2 млн 366 тыс. руб. из расчета 2 тыс. руб. в день. Но в другом деле, где иск о компенсации морального вреда предъявило не оправданное лицо, а отбывший наказание осужденный, ВС РФ сделал вывод, что, хотя условия содержания этого лица в тюрьме не соответствовали установленным нормативам, они не причинили ему нравственных страданий «с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего» (Определение ВС РФ от 14 ноября 2017 г. № 84-КГ17-6). Так, Суд указал, что «сами по себе нарушения личных неимущественных прав потерпевшего или посягательство на нематериальные блага не являются безусловными основаниями для удовлетворения требований о компенсации морального вреда.

Обязательным условием удовлетворения названных требований является факт причинения потерпевшему физических и нравственных страданий. <…> При установлении наличия или отсутствия физических и нравственных страданий, а также при оценке их характера и степени необходимо учитывать индивидуальные особенности потерпевшего и иные заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела. Такими обстоятельствами могут являться длительность пребывания потерпевшего в местах лишения свободы или в местах содержания под стражей, однократность / неоднократность такого пребывания; половая принадлежность лиц, присутствующих при осуществлении потерпевшим санитарно-гигиенических процедур в отсутствии приватности; возможность самостоятельного принятия потерпевшим или совместно отбывающими с ним наказание лицами мер по обеспечению приватности санитарно-гигиенических процедур; состояние здоровья и возраст потерпевшего; иные обстоятельства. <…>

…Эти обстоятельства имеют существенное значение при решении вопроса о том, были ли причинены истцу реальные физические и нравственные страдания нарушениями…» Более того, ВС РФ предложил соотнести степень вины причинителя вреда и потерпевшего. Таким образом, ВС РФ как бы намекает, что ужасающие условия содержания заключенных, переполненность камер, необеспечение изоляции напольных чаш (унитазов) от жилых помещений, а также уединенности при проведении санитарных процедур не причиняют нравственных страданий заключенным, поскольку они оказались в тюрьме, совершив преступление, и поэтому как будто заслуживают такого отношения. Подобный подход является аморальным и неприемлемым. Любое лицо имеет право на уважение его чести и достоинства. Наказанием лица, совершившего преступление, является само по себе лишение свободы, но не физические и нравственные унижения со стороны представителей государства. Законным может являться сам факт нахождения осужденного в тюрьме, но это не исключает незаконности ненадлежащего содержания заключенных в камерах.

В связи с этим отказ в возмещении вреда, причиненного заключенному неудовлетворительными условиями содержания в исправительном учреждении, представляется недопустимым, что подтверждается и практикой ЕСПЧ (постановления ЕСПЧ от 12 ноября 2015 г. «Морозов (Morozov) против Российской Федерации» (жалоба № 38758/05), от 7 мая 2015 г. по делу «Александр Дмитриев (Aleksandr Dmitriyev) против Российской Федерации» (жалоба № 12993/05), от 29 октября 2015 г. по делу «Измутдин Исаев (Izmutdin Isayev) против Российской Федерации» (жалоба №54427/08), от 26 февраля 2015 г. по делу «Евгений Богданов (Yevgeniy Bogdanov) против Российской Федерации» (жалоба № 22405/04) и др.) (см. также п. 3.5 настоящего комментария). Для сбалансированного функционирования института компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного содержания под стражей, являлось бы предпочтительным установить (в законе или на уровне судебной практики) минимальные размеры сумм компенсаций, которые соотносились бы с критериями разумности и справедливости. Такие нормы установлены, например, в Германии (25 евро в день), в Греции (от 9 до 29 евро в день), Норвегии (150 евро за первые два дня, затем по 40 евро в день). В России с учетом рассмотренной практики ВС РФ минимальная сумма компенсации может составлять, например, 2 тыс. руб. за каждый день незаконного или необоснованного, ошибочного содержания под стражей. Представляется, что законодательное закрепление минимальных размеров компенсаций морального вреда за незаконное уголовное преследование могло бы способствовать защите прав и свобод потерпевших, правовой определенности, а также исполнению «пилотных» постановлений ЕСПЧ, требующих принимать системные меры для преодоления проблемы неудовлетворительных условий содержания в тюрьмах и СИЗО.


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

Торфяные брикеты купить Николаев

купить Торфяные брикеты! В наличии! Опт/розница

mosbriket.ru

деньги под залог птс грузового автомобиля

autolombard39.ru

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.