website templates free download


Аннотация. В статье рассматриваются проблемы криминализации конвенционных преступлений – обещания или предложения посредничества во взяточничестве и обещания или предложения взятки. Автор приходит к выводу о необходимости комплексного учёта при этом фундаментальных положений учения о стадиях преступления, глобализационных процессов и традиционных требований юридической техники. Abstract. The article deals with the problems of conventional crimes criminalization – the promise or offer of mediation in bribery and the promise or offer of a bribe. The author concludes that it is necessary to integrate the fundamental provisions of the stages of the crime theory with the globalization processes effects and traditional governmental requirements of legal technique.

Юрист на рабочем месте

Ключевые слова: стадия совершения преступления, обнаружение умысла, приготовление к преступлению, глобализация, криминализация, обещание взятки, обещание или предложение взятки, обещание или предложение посредничества во взяточничестве. Key words: stages of crime, the detection of intent, the preparation for a crime, globalization, criminalization, the promise of a bribe, the promise or offer of a bribe, the promise or offer of mediation in bribery. Совершенствование нормативной базы противодействия коррупции – одно из наиболее активно развивающихся направлений российского уголовного законодательства последних лет. Характерная особенность современного этапа уголовной политики в этой сфере – дуалистический подход к некоторым конкретным проблемам, один из которых-традиционный отечественный, второй сводится к некритической имплементации международных уголовно-правовых норм в национальное законодательство. В последнем случае речь идёт о глобализации в сфере правового регулирования1 .

Двойственность правотворчества в этой сфере привела к нормативно – терминологической неточности и неопределённости правоприменительной практики. Всё это в свою очередь вызвало энергичные дебаты в доктрине уголовного права, участники которой отстаивают полярные точки зрения. Дискуссия, в частности, касается удачности, а точнее сказать, – неудачности криминализации российским законодателем посредничества во взяточничестве. Напомним, федеральным законом №97 от 04 мая 2011г. (далее- ФЗ №97) УК РФ был дополнен ст.2911 , в рамках которой посредничество во взяточничестве стало самостоятельным преступлением. Остроту спорам придают открывшиеся неожиданности, связанные с применением нового состава преступления, предусмотренного ст.2911 УК РФ. Это преступление поименовано как обещание или предложение посредничества во взяточничестве (ч.5)

В обобщённом виде проблемы применения этой нормы права сводятся к следующему перечню: 1. сложность отграничения рассматриваемого деяния от ненаказуемого этапа развития преступления (по мнению других исследователей – стадии преступления) – обнаружения умысла; 2. различное понимание момента окончания преступления в силу неоднозначности семантических особенностей категорий «обещание» или «предложение»; 3. спорные перспективы вменения этого преступления при обещании или предложении посредничества в получении или даче взятки в сумме до 25000 рублей, а именно с этого порога криминализирован основной состав посредничества во взяточничестве; 4. сомнительность юридической техники, когда в одну норму включаются разные составы преступлений; 5. в ряд ли оправданная строгость санкции, что хорошо просматривается на фоне основных, более тяжких составов преступлений. Так, максимальный вид наказания за обещание или предложение посредничества во взяточничестве -лишение свободы на срок до семи лет с дополнительными наказаниями в виде штрафа в размере до тридцатикратной суммы взятки или лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет, что выше, чем санкция за получение взятки (ч.ч.1-2 ст.290 УК РФ) и за дачу взятки (ч.ч.1-2 ст.290 УК РФ); 6. отсутствие возможности добровольного отказа при наличии таковой применительно к основным и более опасным составам преступлений (получение, дача взятки, остальные виды посредничества во взяточничестве). Дискуссия о состоятельности криминализации и техникоюридических особенностях состава преступления (обещания или предложения посредничества во взяточничестве) стала частью более широкого дискурса, часть которого также – необходимость криминализации института предложения или обещания взятки. Поскольку доводы сторонников и противников включённого в УК РФ состава обещания или предложения посредничества во взяточничестве и предлагаемого (предложения или обещания взятки) распространяются на обе эти юридико-технические конструкции, целесообразно рассматривать проблемы состоявшейся и предлагаемой криминализации коррупционных действий, связанных с обещанием или предложением коррупционных действий, системно. Напомним предысторию проблемы. Криминализация обещания или предложения посредничества во взяточничестве – это минимум от конвенционных обязательств, взятых на себя Россией. Многие конвенционные положения, например Конвенции Организации экономического сотрудничества и развития (далее – ОЭСР) по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций 1997 г. (ст. 1), Конвенции ООН об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г. (ст. 2, 3, 8, 12), Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. (ст. 8), Конвенции ООН против коррупции 2003 г. (ст. 15, 16), в совокупности содержат рекомендацию о внедрении в национальное уголовное законодательство обещания и предложения в двух структурно сложных блоках преступлений: во-первых, обещания и предложения активного и пассивного подкупа в частном и публичном секторах; вовторых, обещания и предложения выгод в целях получения каких-либо преимуществ в результате злоупотреблений служебным и должностным положением. 1 февраля 2012 г. Президент Российской Федерации подписал ФЗ № 3 о присоединении к ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок 1997 г. Присоединение к конвенции дало старт трём фазам оценки национального уголовного и административного законодательства на предмет реализации в нём положений конвенции1 . С этого времени проделана значительная работа по приведению российского законодательства в соответствие с антикоррупционными требованиями ОЭСР: УК РФ и КОАП РФ дополнены понятиями «иностранное должностное лицо», «должностное лицо международной организации», усилена ответственность физических и юридических лиц за подкуп иностранных должностных лиц (ст. 291 УК РФ и 19.28 КоАП РФ), установлена административная ответственность юридических лиц за подкуп иностранных должностных лиц и определены соразмерные штрафные санкции за коррупционные преступления (ФЗ от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ). Но рабочая группа посчитала эти меры недостаточными.

В рамках второй фазы обзора России было рекомендовано обеспечить криминализацию «предложения» и «обещания» взятки, расширить предмет взятки за счёт неденежных выгод и др. В декабре 2013 г. на закрытом заседании рабочей группы был заслушан доклад о прохождении РФ второй фазы обзора. По его итогам было рекомендовано: расширить наказуемость коррупционных преступлений за счёт криминализации предложения и обещания взятки; добиться соответствия размеров штрафов и конфискуемого имущества размерам взятки, даваемой должностному лицу; установить уголовную ответственность за фальсификацию документов, мошенничество и иные злоупотребления в бухгалтерской сфере, совершаемые в рамках подкупа иностранных должностных лиц1 . Комментаторы отмечают, что особенностью конвенции ОЭСР является «мягкое» закрепление жёстких требований к её участникам2 . Таким образом, криминализация обещания или предложения посредничества во взяточничестве есть частный случай имплементации международно-правовой нормы в российскую правовую материю и представляет собой влияние глобализации на российскую правовую сферу. Поскольку предпринятые и обсуждаемые изменения российского антикоррупционного уголовного законодательства в той или иной мере продиктованы феноменом глобализации, нелишне обратиться хотя бы к тем её сторонам, которые связаны с уголовным правом. Исследуя феномен глобализации в интересующем нас контексте, Е.Н. Рахманова, в частности, заключает, что Россия – участник глобализационных процессов, которые самым существенным образом модифицируют ее внутреннее экономическое, политическое, социальное устройство.

Причем содержание и направление этих изменений в России выдержано в общем русле тех трансформаций, которые происходят в странах, присоединившихся к глобализации. Важно подчеркнуть, что глобализация и сопровождающие ее последствия является процессом, причем процессом нелинейным и неоднозначным; в науке до сих пор нет четких представлений о его конечной цели3 . Процессы глобализации, отмечает Е. Н. Рахманова, с неизбежностью сопровождаются универсализацией уголовного права, которая предполагает формирование единых для всех стран принципов уголовно-правовых запретов. Концептуальным, содержательным ядром универсализации уголовно-правовых систем национальных государств является международный стандарт прав человека. Однако, будучи объективным требованием времени, универсализация уголовного права не должна входить в противоречие с национальными интересами страны, которые предполагают сохранение за каждым государством его естественных возможностей включать в своё законодательство нормы, соответствующие возможностям его позитивных традиций, правовой культуры и адекватные объективным условиям его жизнедеятельности1 . Выводы Е. Н. Рахмановой подтверждает анализ практики глобализационной экспансии в национальные системы права, предпринятый Э. Л. Сидоренко2 . В частности, констатирует исследователь, несмотря на общую политику криминализации коррупционных деяний, существующую в Европе практику трудно назвать единообразной. Например, Германия, устанавливая ответственность за предложение взятки, существенно сужает его содержание3 . Таким образом, глобализационных процессы, с одной стороны, возлагают на страны определённые обязательства, а с другой стороны, они не должны оказывать разрушающего действия на сложившиеся правовые институты. Не следует забывать, что влияние глобализации на правовую систему нередко болезненно воспринимается в разных странах в контексте её альтернативы – национального суверенитета. Анализ мнений исследователей относительно конвенционных обязательств России в части реформирования антикоррупционного уголовного законодательства и удачности редакции ч.5 ст.291.1 УК РФ позволяют выделить различные позиции.

Так, Э.Л. Сидоренко4 и А.В. Федоров5 убеждены в необходимости оперативного и полного исполнения конвенционных обязательств России, поддерживают предпринятые меры, оправдывают появление ч. 5 ст. 2911 УК РФ, равно как и отдельного состава посредничества во взяточничестве и обосновывают необходимость криминализации обещания и предложения взятки. В более поздних работах Э. Л. Сидоренко делит возникшие проблемы на стратегические и тактические и относит к последним сложности криминализации обещания и предложения взятки6 . Н.В. Бугаевская считает, что обещание или предложение посредничества во взяточничестве не может прижиться на российской почве и вряд ли в целом является удачной, так как буквальный перевод конвенционных норм расходится в некотором роде с основными постулатами доктрины российского уголовного права7 . С Н.В. Бугаевской солидарны И.В. Пантюхина и С.Д. Бражник8 , а также И. О. Ткачев1 . А. Магуза проблемы криминализации

обещания и предложения взятки рассматривает преимущественно в плоскости толкования и правоприменения2 . О.И. Семыкина, считая исторически обусловленной криминализацию предложения и обещания взятки, предлагает три варианта (дословно – «модели») юридико-технической конструкции состава предложения и обещания взятки. Несложно заметить, что семантический аспект обещания и предложения посредничества во взяточничестве, равно как обещания или предложения взятки, вкупе со сложившейся теорией и практикой понимания таких этапов (стадий) развития преступления как обнаружения умысла и приготовления к преступлению требует осторожного подхода к криминализации этих действий. Как нами уже указывалось выше, частными проблемами здесь являются основания ответственности, понимание момента окончания этих деяний, пределы наказуемости и др. В условиях российской действительности ещё достаточно свежа практика оценки предложений совершения преступления как действий, не выходящих за пределы обнаружения умысла3 .

Поэтому в одночасье, под влиянием международных обязательств России по криминализации ряда коррупционных действий, отказавшись от фундаментальных положений уголовного права, в частности, учения о стадиях преступлений, а также игнорируя приемлемые формы глобализационных процессов, сложно ожидать «мягкое» закрепление жёстких требований международных конвенций. Подводя итог попытки анализа некоторых аспектов криминализации коррупционных деяний, связанных с обещанием или предложением коррупционных действий, считаем уместным предложить следующие выводы. 1. Криминализация коррупционных деяний – обещание или предложение посредничества во взяточничестве, а равно обещание или предложение взятки обусловлена конвенционными обязательствами России. 2. Диспозиция состава преступления обещания или предложения посредничества во взяточничестве (ч.5 ст.291.1УК РФ) обнаружила целый ряд конструктивных недостатков, которые привели к полярным мнениям в доктрине уголовного права и нестабильности правоприменительной практики. 3. В доктрине уголовного права назрела необходимость более детального исследования «границ» стадий совершения преступления, в особенности – «демаркационной линии» между обнаружением умысла и приготовлением, что, возможно, повлечёт пересмотр сложившихся представлений о тех же «границах» в правоприменительной практике.

4. Особенности криминализации рассматриваемых коррупционных действий требуют необходимости комплексного учёта фундаментальных положений учения о стадиях преступления, глобализационных процессов, в которые вовлечена Россия, и традиционных требований юридической техники.

Список литературы

Бугаевская Н.В. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве//Человек: преступление и наказание. 2013. №2 (81). С.41-43. Магуза А. Особенности криминализации и обещания предложения взятки в свете международных антикоррупционных обязательств//Уголовное право. 2013. №5. Пантюхина И.В., Бражник С.Д. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве: вопросы теории и правоприменения //Актуальные вопросы борьбы с преступлениями.2016. №1. С.8-13. Рахманова Е. Н. Государство и право в условиях глобализации// Современное государство: Политико-правовые и экономические исследования Сб. науч. тр. Сер. «Правоведение» Центр социал. науч.- информ. исслед.; Отв. ред. Е. В. Алферова. М., 2010. С. 14-36. Рахманова Е. Н. Защита прав человека от преступности в условиях глобализации. Автореф. дис…д.ю.н.. наук // Всероссийский научно-исследовательский институт МВД РФ. СПб., 2010. Семыкина О.И. Историческая обусловленность института предложения и обещания взятки//Журнал российского права.2016. № 4. С.93-100. Сидоренко Э.Л. Реформирование российского антикоррупционного законодательства: требование ОЭСР или правовая необходимость/ Вестник МГИМО Университета. 2014. № 3 (36). С. 188-194. Сидоренко Э. Л., Катмамбетов М.И. Обещание и предложение взятки: международные стандарты и перспективы их реализации в УК РФ//Международное уголовное право и международная юстиция.2017. № 3. С.22-26. Сидоренко Э. Л. К вопросу о целесообразности криминализации и обещания предложения взятки//Общество и право.2017. №1 (59). С.40-45. Ткачев И. О. Ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве// Правовое государство: теория и практика. 2012. № 1 (27). С. 53-57. С.58-62. Федоров А. В. Антикоррупционная конвенция ОЭСР и совершенствование российского уголовного законодательства//Юридическая наука: история и современность. 2013. №10. С.163-184

Сафонов В.Н.


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.