website templates free download


Возникновение на практике большого количества споров, связанных с защитой прав потребителей при дистанционном способе купли-продажи товаров, в том числе обширной судебной практикой, подтверждает необходимость не только четкого понимания требований закона к дистанционной купле-продаже, договору купли-продажи дистанционным способом и т.д., но и разработке подходов к совершенствованию правового регулирования такого способа продажи товаров в целях надлежащей защиты прав потребителей при разумном соотношении с интересами продавцов.

В настоящей работе автор пытается выявить проблемы действующего правового регулирования в сфере купли-продажи товаров дистанционным способом потребителям и предлагает способы его усовершенствования. Ключевые слова: договор розничной купли-продажи, дистанционный способ купли-продажи товаров, дистанционный договор, способы защиты. Plotnikov, S. Several problems of the legal regulation of the consumer rights protection.

The appearance of a large number of disputes related to the protection of the consumer rights while using the remote method of sale of goods in practice, including extensive judicial practice, confirms the necessity not only of a clear understanding of the law requirements for remote sale and purchase, the remote sale and purchase agreement, but also the development of approaches to improve the legal regulation of this method of selling goods in order to adequately protect the rights of consumers with a reasonable ratio to the interests of sellers. In this article the author tries to identify the problems of the current legal regulation in the field of the remote sale of goods to consumers and suggests the ways of its development. Keywords: retail purchase and sales agreement; remote method of sale of goods; distant agreement; ways of protection. Учитывая роль технического прогресса, в том числе и в отношениях по поводу розничной торговли, следует отметить отставание законодательного регулирования от современной действительности.

Действующие нормы первой части Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994. № 51-ФЗ (далее по тексту – ГК РФ) не имеют должной глубины регламентации новых видов розничной торговли.1 Некоторыми авторами отмечается, что в настоящее время так и не принят специальный федеральный закон об электронной торговле, при этом на практике «активно разрабатываются новые понятия и конструкции цифровой экономики, в частности, блокчейн-технологии и смарт-контракты».2 Стоит отметить, что необходимость развития дистанционной торговли, включая электронную торговлю, предусмотрена в Стратегии развития торговли, утвержденной Министерством промышленности и торговли, на период до 2020 г.3 Соответственно государство понимает и признает необходимость совершенствования данной сферы, но при этом мер по совершенствованию правового регулирования не предпринимается. По нашему мнению, принятие федерального закона «Об электронной торговле» является в настоящее время первостепенной задачей. Данный федеральный закон в качестве нормативной правовой основы должен использовать нормы ГК РФ (ст. 434 и др.), Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 63-ФЗ «Об электронной подписи», Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» и др. При заключении договоров купли-продажи товаров с использованием сети «Интернет» на практике возникает множество проблем, таких как: – проблема достоверной идентификации сторон договора, – проблема применимости к договорам дистанционной купли-продажи товаров положений о публичной оферте,

– проблема определения момента заключения договора, проблема определенности сроков доставки, и другие. Договор представляет собой одну из древнейших правовых конструкций, которая является правовым регулятором поведения участников общественных отношений.4 Остановимся на проблеме применимости к договорам дистанционной купли-продажи товаров положений о публичной оферте. Т.к. дистанционный способ продажи товаров является разновидностью розничной купли-продажи, то к такому способу подлежат применению и нормы о публичной оферте (ст. 494 ГК РФ), положения которой конкретизированы в Постановлении Правительства от 27 сентября 2007 г. № 612, которое закрепило, что предложение товара признается публичной офертой в случае, если в описании товара присутствуют все существенные условия и такое предложение обращено к неопределенному кругу лиц; в случае, если по такому предложению поступит акцепт оферты, выраженное намерение приобрести товар по предложенному описанию, продавец обязан заключить договор с акцептантом. Так, если в таком описании товара присутствует наименование товара, количество и его цена, в случае с розничной куплей-продажей, совершенной дистанционным способом, такое описание будет являться офертой, поскольку в описании присутствуют все существенные условия (п. 3 ст. 455, п. 2 ст. 494 ГК РФ). Таким образом, предложение в онлайн-магазине, размещенным в сети «Интернет», которое содержит в описании товара его стоимость, наименование и количество может быть квалифицировано как публичная оферта, если в качестве покупателя выступает потребитель.

Однако некоторые интернет-магазины указывают, что предложение товара не является публичной офертой, и, в этой связи, возникает вопрос: имеет ли такая оговорка правовое значение для квалификации публичной оферты? Спорность и неоднозначность данного вопроса подтверждается и разнородностью судебной практики. Так, по делу № 2-1525/2014 от 24 июня 2014 г., рассмотренному городским судом Ульяновской области, было отмечено, что не является публичной офертой информация об ассортименте товара, а информация об ассортименте товаров является лишь предложением делать оферты; в этом случае договор не может считаться заключенным ввиду того, что продавец не подтвердил принятие заявки по цене, указанной в заказах.5 Соответственно, был сделан вывод о том, что в сделанном предложении отсутствует воля лица считать себя связанным акцептом другой стороны, т.е. отсутствует один из существенных элементов оферты. Это служит основанием вывода о том, что размещенная информация является лишь предложением делать оферты. При этом признак определенности оферты в данном случае должен быть более важен, чем волевой, поэтому оговорки об отсутствии у размещенной информации статуса оферты не должны иметь правового значение, т.к. противоречат императивным нормам ст. 494 ГК РФ.6 И такой позиции поддерживаются многие суды. В одном из решений, вынесенных Новодвинским городским судом Архангельской области, было указано, что довод продавца товара о том, что распечатка, предоставленная потребителем, подтверждающая заказ, может подтвердить лишь принятие заказа в обработку, поскольку информация, размещённая на сайте, не является публичной офертой является неверным, поскольку на том же сайте указано, что цены, размещенные на сайте, действуют только при покупке товара онлайн, через интернет-магазин.7

Таким образом, мы видим, что cудебная практика не дает однозначного ответа на вопрос о том, какие последствия повлечет сделанная продавцом оговорка. Другая проблема дистанционного способа купли-продажи заключается в признании наличия у товара индивидуально-определенных свойств и, как следствие, на практике возникают трудности с возвратом таких товаров. Так в абз. 4 п. 21 Постановления Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. № 612 «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом» (далее по тексту – Правила продажи товаров дистанционным способом) указано, что «покупатель не вправе отказаться от товара надлежащего качества, имеющего индивидуально-определенные свойства, если указанный товар может быть использован исключительно приобретающим его потребителем». На данный момент в законодательстве не определено понятие индивидуально-определенных свойств. Определяющее значение для правильной квалификации товаров с позиции наличия индивидуально-определенных свойств, исходя из анализа судебной практики, имеют вид и соответствующие характеристики товара. Так, Московский городской суд по делу от 18 апреля 2016 г. № 4г-3631/20168 пришел к выводу о наличии индивидуально-определенных свойств товара, приобретенного дистанционным способом, ввиду того, что погонаж и дверь, которые были заказаны истцом, были изготовлены по индивидуальному заказу; также в заказе указано, что товар, реализуемый по этому договору является заказным и имеет индивидуально-определенные свойства. Как следствие, суд отказался взыскать с ответчика убытки в размере стоимости заказанной истцом двери и ее доставки, штраф и компенсацию морального вреда, поскольку требования истца к ответчику о замене приобретенной двери не основаны на законе. В более давних судебных актах суды также пришли к выводу, о том, что «товар имеет индивидуальноопределенные свойства в случае, если товар изготовлен по индивидуальному (специальному) заказу (например, в Кассационном Определении по делу № 33-5851/2011 Тюменского областного суда от 21 ноября 2011 г.,9 в Определении по делу № 33-35700 Московского городского суда от 8 февраля 2011 г.10 и др.)».11

В практике также существуют споры, в которых продавцы отказывают в возврате технически-сложных товаров, признавая такие товары индивидуально-определенными, поскольку они имеют серийный номер. Так, Московский городской суд, в определении от 8 февраля 2012 г. по делу № 33-3453,12 сделал вывод о том, что, «серийный номер технически-сложного товара серийного производства хотя и позволяет индивидуализировать такие товары, однако никак не изменяет их свойств и позволяет использовать товар другим лицом, не являющимся его покупателем».13 Помимо этого, суды при разрешении подобных споров также принимают во внимание такие факторы, как: предназначение товара для конкретного покупателя, в той степени, в коей для других он не будет представлять никакого интереса; существенное отличие товара от аналогов свойствами, которые позволяют не только индивидуализировать его, но и делают уникальным и единственным в своем роде.14 Таким образом, анализ судебной практики, позволяет сделать вывод о том, что сам по себе факт изготовления товара по индивидуальному заказу позволяет судам сделать вывод о наличии у такого товара индивидуализирующих признаков, однако помимо этого, суды также принимают во внимание и иные факторы, исходя из которых товар был бы интересен или неинтересен другим потребителям.

Серийный номер на технически сложных товарах рассматривается судами как способ индивидуализации товара серийного производства, и не рассматривается в качестве фактора для квалификации товара с позиции наличия у него индивидуально-определенных свойств в контексте применения перечня, утвержденного Постановлением Правительства от 19 января 1998 г. № 55. Так, по нашему мнению, понятие индивидуально-определенных свойств товара необходимо законодательно закрепить. Наиболее частой из причин, служащей причиной обращения в суд, является вопрос относительно возможности применения Правил продажи отдельных видов товаров, а также Перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации, утв. Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55 (последний подлежит применению исключительно в контексте ст. 25 Закона от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»), которые, как указывает Роспортебнадзор, к дистанционному способу продажи товаров применению не подлежат (Письмо Роспотребнадзора от 07.10.2016 № 01/13541-16-29).15 Однако в практике сложилось также и противоположенное мнение, согласно которому перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55, применяется к отношениям по продаже товаров дистанционным способом. Так, например, согласно Апелляционному определению от 6 апреля 2017 г. по делу № 33-12826/2017,16 Московским городским судом было установлено, что по указанному делу в районном суде исковые требования были оставлены без удовлетворения, поскольку приобретенный истцом товар входит в состав Перечня, утвержденным Постановлением Правительства № 55, являясь технически сложным и не подлежит возврату или обмену.

Судебная коллегия согласилась с решением районного суда, указав, что применение Перечня не противоречит Закону о защите прав потребителей и Правилам продажи товаров дистанционным способом. В апелляционном определении от 26 мая 2015 г. по делу № 33-17875, Московский городской суд пришел к аналогичному выводу, с которым в дальнейшем не согласилась судебная коллегия, посчитав, что п. 1 ст. 25 Закона о защите прав потребителей является специальной по отношению к ст. 26.1 того же закона. «Таким образом, вопрос о возможности или невозможности возврата, или обмена не бывшего в употреблении непродовольственного товара надлежащего качества зависит исключительно от вида товара, а не от способа его приобретения. Рассмотренные примеры судебной практики подтверждают сложность однозначного толкования положений законодательства относительно возможности/невозможности осуществить возврат того или иного товара, приобретённого дистанционным способом, что выражается в возникновении большого количества споров между покупателями и продавцами».17 В данной связи представляется целесообразным дополнить положения, изложенные в Законе «О защите прав потребителей», в частности дополнить п. 4 ст. 26.1 положением о невозможности применения Перечня, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. № 55 (подлежит применению исключительно в контексте ст. 25 Закона «О защите прав потребителя») и Правил продажи отдельных видов товара к дистанционному способу продажи товаров.

Еще одной проблемой, ставшей предметом споров в судебной практике, является соблюдение обязательного претензионного (досудебного) порядка урегулирования споров данной категории, который законом не предусмотрен. Копия такой претензии может стать одним из доказательств неисполнения продавцом требований потребителя в добровольном порядке, а, следовательно, – поводом для взыскания с него штрафа на основании п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей». Так, например, исходя из Апелляционного определения Московского городского суда от 20.10.2016 по делу № 33-40942/201618 явствует, что истец направил в адрес организации-продавца заявление о возврате денежных средств за ноутбук, на что организация в ответ на обращение истца, отказала в возврате денежных средств. Удовлетворяя исковые требования, суд взыскал с ответчика штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, указав на правильность выводов суда первой инстанции.

«Соответственно, соблюдение претензионного порядка в настоящее время не является обязательным условием для обращения в суд за защитой своих прав. Между тем для взыскания штрафа за неисполнение требований в судебном порядке представление соответствующих доказательств играет определяющую роль. Стоит отметить, что ряд специалистов высказывается за необходимость внедрения в систему торговли дистанционным способом новых возможностей досудебного урегулирования споров покупателей и продавцов. Так, например, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека А.Ю. Попова, на заседании президиума Госсовета по вопросу «О национальной системе защиты прав потребителей», отметила необходимость создания «онлайн-платформы досудебного урегулирования споров».

По ее словам, Роспотребнадзор фиксирует рост обращений по вопросам нарушений прав потребителей в интернет-магазинах и сервисах. «На наш взгляд, разрешение споров должно быть таким же быстрым и простым, как сама покупка через Интернет» – констатирует А.Ю. Попова».19 Представляется, что в отношениях по разрешению споров, возникающих при дистанционной куплепродаже товаров целесообразным, стало бы закрепление обязательного претензионного порядка урегулирования спора, требующего направление потребителем претензии в адрес продавца до обращения в суд. Данное решение позволит более оперативному разрешению спора между продавцом и покупателем, а также послужит цели снижению загруженности судов в части данной категории дел. При этом нужно учитывать, что в случае, если продавец в добровольном порядке возвратил потребителю сумму, уплаченную за товар ненадлежащего качества, это не будет препятствовать потребителю обратиться в суд с иными исковыми требованиями, например, с требованием о возмещении морального вреда или возмещении убытков.20 Так, в случае несвоевременного возврата уплаченной за товар ненадлежащего качества суммы, потребитель может обратиться с исковым заявлением о взыскании неустойки за несвоевременный возврат денежных средств на основании ст. 22 и п. 1 ст. 23 Закона «О защите прав потребителей». Также в этом случае можно заявить требования о возмещении убытков и компенсации морального вреда.

Библиографический список: 1. Андреева, Л. В. Совершенствование правового регулирования торговой деятельности (отдельные аспекты) / Л.В. Андреева // Журнал предпринимательского и корпоративного права. – 2018. – № 1 (9). – С. 15–19. 2. Барыкин, М. Ю., Бессонова, В. В. Правовое регулирование процедуры возврата товара, приобретенного дистанционным способом / М.Ю. Барыкин, В.В. Бессонова // Юридический мир. – 2013. – № 1 (193). – С. 37–40. 3. Белова, О. А. Правовая характеристика существенных условий договора дистанционной куплипродажи, определяющих его место в системе договоров купли-продажи / О.А. Белова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. – 2015. – № 1 (26). – С. 110–115. 4. Желонкин, С. С., Рогова, Ю. В. Гражданско-правовой договор: отдельные вопросы теории и практики : монография. – СПб. : Изд-во СПб. университета МВД России, 2016. – 168 с. 5. Защита прав потребителей в Российской Федерации в 2018 году: Государственный доклад. – М. : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2019. – 324 с. 6. Зверева, А. В. Продажа товаров через интернет-магазин: проблемы и перспективы развития / А.В. Зверева // Аллея науки. – 2017.– № 7. – С. 661–668. 7. Лебедева, А. А. Торговля через вендинговые автоматы в современной России / А.А. Лебедева // Безопасность бизнеса. – 2017. – № 5. – С. 8–12. 8. Права потребителей в цифровую эпоху – обсуждение на президиуме Госсовета. 18.04.2017 [Электронный ресурс] // D-RUSSIA.RU. – URL : http://d-russia.ru/prava-potrebitelej-v-tsifrovuyu-epohu-obsuzhdenie-naprezidiume-gossoveta.html (Дата обращения 01.05.2019). 9. Правовое регулирование торговой деятельности в России (теория и практика) : монография / Л.В. Андреева и др.; отв. ред. Л.В. Андреева. – М. : Проспект, 2015. – 304 с. 10. Савельев, А. И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактов и блокчейн-технологий по российскому праву / А.И. Савельев // Закон. – 2017. – № 5. – С. 94–117. 11. Савельев, А. И. Электронная коммерция в России и за рубежом: правовое регулирование / А.И.Савельев. – 2-е изд. – М. : Статут, 2016. – 640 с. 12. Сергеева, П. О. Проблемы правового регулирования купли-продажи товаров дистанционным способом / П.О. Сергеева // Синергия наук. – 2018. – № 24. – С. 1048–1059. 13. Спор о защите прав потребителей при приобретении товара ненадлежащего качества (на основании судебной практики Московского городского суда) // ЭЖ «Помощник адвоката». – 2016 // СПС КонсультантПлюс.

Плотников Сергей


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.