website templates free download


В работе представлен анализ состояния правовой культуры общества, как управленческого процесс в контексте влияния на делинквентов и их поведение, где девиация рассматривается как локальное и деструктивное социальное явление. Актуальность настоящей темы заключается в исключении реактивной реакции общества на преступность и повышения уровня правовой культуры. Отдельные индивиды, замеченные в девиантном поведении, являются жертвой исследуемого феномена и борьба общества с субъектами преступной деятельности не нивелирует негативного влияния преступности.

Базальная точка зрения государства (опосредованно, через механизмы власти, представляющая интересы общества) рассматривающая преступность как феномен, затрагивающий субъекты и объекты преступлений в частности и социум в общем, косвенно рассматривается в ведомственных учебных заведениях и в дальнейшем правоприменителями, и используется только вне рамок прикладного уголовного процесса. Изучая психологию личности субъектов преступлений, их бихевиор, законодатель и правоприменители – криминологи, социологи получат возможность контролировать этот социальный феномен и смогут с помощью инструментов социального управления выстраивать гражданское общество, основанное на праве, номологии, социальной адаптации групп риска и прямого, превентивного воздействия на преступность.

Криминологические исследования в области бессознательного субъектов преступлений приведут к возможности влиять на сознательные процессы общества в настоящем и осуществлять социальное планирование на будущее. В настоящее время колоссальный бюджет времени уходит на государственное обсуждение внутренней политики в области нахождения новым методов борьбы с преступностью (преступниками) в различных сферах общественных отношений, принимаются качественно новые управленческие решения в правоохранительной сфере, что является горизонтом исследуемых интересов. При этом, в настоящей работе уделяется особое внимание идеальным мотивам развития социального общества и его архитектуры ценностей, фундаментальной ошибкой признается рассмотрение эффективности решения данного социального вопроса через призму властного делегирования полномочий по вертикали и степени влияния механизма власти на общество.

The paper presents an analysis of the state of the legal culture of society as a managerial process in the context of influence on delinquents and their behavior, where deviation is considered as a local and destructive social phenomenon. The relevance of this topic is to exclude the reactive reaction of society to crime and increase the level of legal culture. Individual individuals, seen in deviant behavior, are a victim of the studied phenomenon and the struggle of society with the subjects of criminal activity does not neutralize the negative impact of crime. The basal point of view of the state (indirectly, through the mechanisms of power, representing the interests of society) considering crime as a phenomenon affecting the subjects and objects of crime in particular and society in general, is indirectly considered in departmental educational institutions and later law enforcers, and is used only outside the framework of the criminal law process. Studying the psychology of the personality of the subjects of crimes, their behaviorist, legislator and law enforcers – criminologists, sociologists will be able to control this social phenomenon and will be able to build a civil society based on law, nomology, social adaptation of risk groups and direct, preventive effect on crime using social management tools. .

Criminological research in the field of unconscious crime subjects will lead to the ability to influence the conscious processes of society in the present and carry out social planning for the future. Currently, a colossal budget of time is spent on state discussion of domestic policy in the area of finding new methods of combating crime (criminals) in various spheres of public relations, making qualitatively new management decisions in law enforcement, which is the horizon of the studied interests. At the same time, this paper pays special attention to the ideal motives for the development of a social society and its architecture of values. It is a fundamental mistake to consider the effectiveness of solving this social issue through the prism of authoritative delegation of authority along the vertical and degree of influence of the mechanism of power on society. Суть всякого преступления неизменна, сознательное нарушение закона с целю удовлетворения персональных потребностей.

Наложив «шаблон» в виде уголовно – правового состава на любое преступление, имевшее событийное место, возможно получить искомый результат в виде процессуальных дефиниций. Современная позиция правоприменителей в отношении борьбы с преступностью проста: субъект и есть преступность, и, повлияв на судьбу первого (путем изоляции, понуждения, иных санкций) будет неизбежное влияние на преступность. Не будет. Надо подчеркнуть, в настоящее время идет снижение количества преступлений категории средней тяжести и тяжких. Отнюдь не за счет квалификации правоприменителей, а за счет позиции законодателя, заключающейся в декриминализации ряда норм права (ст.ст.116, 158 УК РФ) [1], где надо понимать, что декриминализация самой нормы права, оставляет мотив для субъекта данного преступления, оставляя состояние преступности неизменным. То есть само по себе такое явление, как преступность, есть явление социальное, исходящее от общества, напрямую на преступность влияющее и регулирующее. Любой конкретный субъект преступления является социальным элементом, где его формирование происходит за счет, находящихся во взаимосвязи, социальных явлений и процессов.

Направляя весь свой легитимный правотворческий и правоприменительный потенциал государство выводит «из строя» лишь реакцию этого социального явления – человека. Предлагаю обратить внимание на акценты субъекта преступления, такие как глубинные мотивации человека. Необходимо ответить на вопросы, что же побудило человека совершить преступление? Какова была его среда зачатия и рождения, среда адаптации к социуму, завершилась ли она. Конечно, сами эти вопросы и ответы на них плохо укладываются под трафарет состава преступлений, применяемый современными правоприменителями. А потому и является преступность явлением, требующим изучения и применения на практике полученных знаний, необходимо рассматривать людей, совершивших преступление, как социальную реакцию на происходящее в социуме здесь и сейчас. Рассмотрим личностные особенности субъекта преступления. Преступниками не становятся в одночасье. Латентность человека, потенциального субъекта преступления, заключается в наличии тщательно скрываемого, в начале, желания совершить преступление. Это может быть и мелкое воровство соседских яблок или личных вещей из карманов в раздевалке.

С точки зрения социума, подобное поведение не является нормальным, но является объяснимым. Привлечь к административной или уголовной ответственности за подобные действия, на современном законодательном уровне представляется маловероятным. Поэтому у остальных социальных элементов, окружающих данного индивида, есть вполне сознательное желание объяснить себе, ему и всему социуму (уже подсознательно) такое поведение узнаванием окружающего мира, собственным позиционированием по отношению к обществу.

Таким образом, совершая подобные поступки, ребенок, восполняет депривационные моменты в своей жизни, такие как нехватка внимания со стороны мамы, папы, окружающего мира, отсутствие обратной связи с ними [2]. И воровство игрушки из песочницы или шариковой ручки из портфеля служат провокацией социума, частью которого они являются, для получения его реакции на свои поступки. Оправдывание, то есть объяснение того, что на данный момент времени совершенное действие не наказуемо, ведет к укреплению жизненного (уже заложенного родителями на подсознательном уровне) сценария, где субъективное объяснение совершенного социально – ненормального поступка, ведет к желанию повторять это снова и снова. И этот сценарий точно реализуется раз за разом, принимая всё более гротескные формы. Общество, в дальнейшем, применяя санкции к субъекту преступления, минимизирует или нивелирует полностью последствия уже совершенного преступления. Но преступность, как явление, остаётся незыблемой. Поведенческие мотивы преступного элемента, здесь и далее неотъемлемой части преступного явления, требуют изучения, помимо самой личности совершившей преступление, но и его среды обитания, родительского микросоциума, микросоциума всей семьи, работы и так далее. Изучение его среды, в особенности раннего детства и начало подросткового периодов, дадут возможность понять его истинные, подсознательные мотивы. При отсутствии «нормальной» среды обитания, здесь надо понимать ту среду, тот социум, который принимает данного человека, как личность, как социальный элемент, вместе со всеми его жизненными ценностями.

При отсутствии такого принятия, при невозможности самостоятельно изменить свой жизненный сценарий, при невозможности повысить уровень осознанности (что реально только при помощи специалистов, таких как психологи, психотерапевты, психофизиологии и так далее). Лишение свободы гарантирует преступным элементам (на данном этапе своего развития современное российское общество называет их антисоциальными, в силу кажущегося противопоставления обществу) нахождение в той среде, которая ближе всего по ценностям. Для них их мир, их социум более нормален, чем тот, от которого они изолированы. Вопрос лишь в оценке происходящего большинством без всяких исследований. Существует позиция, согласно которой психология личности преступника характеризуется отрицательными чертами его характера (корысть, ревность, например), а также наличием умственной неполноценности и низкой самооценки. Позиция, которой придерживается автор данной статьи, заключается в отсутствии категоричности таких оценочных понятий, как «отрицательные черты», «ревность» и тому подобное. Дело в том, что при рассматривании отдельной личности преступника, не дается оценка его интегрированности в явление преступности, не рассматривается причинно – следственная связь межу периодом вскармливания и настоящим периодом совершения преступления. Надо полагать, что многие деструктивные элементы человека, а здесь это любые элементы, отличающиеся от комфортного состояния, наличествуют у 99% населения Земли.

Где у менее чем у 1% населения отсутствуют условно агрессивные состояния личности, такие как ревность, обида, зависть, сожаления по поводу благополучия других людей и т.д. Иными словами, у каждого из нас, очень вероятно, наличествует какое-нибудь агрессивное состояние, латентно способное мотивировать на преступление. Следует отметить, что характер и масштаб отдельных преступлений, ущерб которых оценивается миллиардами рублей, маловероятно, что возможно отнести лиц, их совершивших, к умственно отсталым, скорее к успешно социально – адаптивным лицам. Но и преступник совершивший тайное хищение чужого имущества и преступник выведший 1,5 миллиарда рублей за границу являются, на самом деле, равнозначными частями явления под названием преступность. Далее, следует обратить внимание на тот факт, что всякому мотиву предшествует какая-либо депривационная потребность.

Человеку, как состоявшейся личности и адаптировавшейся к социуму (в норме при отсутствии зависимостей и созависимостей, например) свойственно чтото желать или хотеть. Но, в таком случае, реализация собственных желаний идет через личностную самоидентификацию. То есть: «Я хочу – Я могу – Я делаю – Я получаю удовольствие» [3]. Здесь все хотения идут от собственной личности, и реализация действий для их воплощения осуществляется самим человеком при отсутствии постороннего вмешательства. Личность с ярко выраженными депривациями или глубоко завуалированными (из страха отсутствия непринятия социумом и осуждения), реализует, а точнее, компенсирует нехватку чего либо, в своей личности, обязательно, за счёт другого человека, людей или общества в целом (Адольф Гитлер, например). Таким образом, разматывая цепочку: удовлетворение депривации – мотивы – сценарий жизни, изучая выявленные таким образом сценарии, криминология будет превентивно влиять на преступность, как на социальное явление и управлять ею. Такое социальное явление, как преступность, в свою очередь, является отражением настоящего положения социальной среды.

Это означает, что нормальное, здоровое общество, правовое государство самоидентифицуруется через себя, через самодостаточные социальные институты, такие как институты ценности жизни, здоровья, благополучия себя, других и общества. Общество же, в котором социум идентифицирует себя как «нормальное», происходит через его отношение к заведомо социальному меньшинству, чьи ценности отличаются от большинства. Во втором случае «норма» для такого общества выглядит как расширение санкций за отказ соблюдать установленные социальные ценности, ужесточение норм права и, как ни странно, декриминализация ряда норм уголовного права, в попытке насильно снизить градус социальной напряженности и «уравнять» условно социально отличных с условно социально приличными субъектами общества. Задача общества нарабатывать общечеловеческие и номологические ценности с учётом личностного развития каждого индивида, сознательно воздействуя на ментал поколений и формируя их правовую культуру, тщательно изучая проекции поведения социума в исследуемых периодах минимизируя деструктивные проявления преступного явления за счёт увеличения проактивных субъектов.

Литература 1. Уголовный кодекс Российской Федерации [ст.ст.116,158]: [принят Государственной Думой 24 мая1996 г.]: офиц. текст: по состоянию на 07 февраля 2017 г. 2. Введение в психоанализ. Зигмунд Фрейд: Пер. с нем. – Москва: Акад. Проект, 2008. – ISBN 5829110350, 9785829110352 3. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. – М.: Медицина, 1975

Е.М. Шумкин


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.