website templates free download


Трансплантология, как наука, занимающаяся проблемами пересадки (трансплантации) органов и тканей, является одним из прогрессивных и бурно развивающихся разделов медицины. Сконцентрировав в себе новейшие достижения хирургии, анестезиологии, реаниматологии, иммунологии, фармакологии и других медико-биологических наук, трансплантология используется в случаях таких патологических изменений органов и тканей, которые неизбежно приведут к гибели пациента. Пересадка органов имеет важное социальное значение, ведь позволяет не только продлить жизнь, но и обеспечить ее более высокий качественный уровень.

Юрист на рабочем месте

В высокоразвитых странах трансплантация органов и тканей считается самой перспективной отраслью здравоохранения и поддерживается государством. Однако с самого начала трансплантология поставила перед обществом ряд медицинских, этических, правовых проблем, большая часть которых не решена и сегодня. Общеизвестно, что основой трансплантологии является донорство. Наиболее острую и наименее решенную проблему современной отечественной трансплантологии представляет именно правовое регулирование органного донорства, а вопросом, вызывающим бурные споры, является понятие презумпции согласия на донорство.

Руководящие принципы Всемирной организации здравоохранения по трансплантации человеческих клеток, тканей и органов, утверждённые на 63-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в мае 2010 года, устанавливают 2 модели забора органов, тканей и клеток: 1. Презумпция несогласия (“opting in”) – забор трансплантантов допускается лишь в том случае, если согласие на изъятие было высказано донором при жизни (прижизненное волеизъявление) или согласие дали его близкие родственники; 2. Презумпция согласия (“opting (or contracting) out”) – если при жизни лицом не было высказано возражение против изъятия, забор донорского материала допускается. В Российской Федерации действующим законодательством закреплен принцип презумпции согласия донора, то есть предполагается, что человек изначально согласен на то, что после смерти его органы будут использованы для пересадки другим. «Предполагаемое согласие» донора закреплено на федеральном уровне в двух законах: «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»84 и «О трансплантации органов и (или) тканей человека»85 в 8 статье которого говорится: «Изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту». Таким образом, если у врачей на момент смерти человека не будет документа от пациента о том, что он против изъятия органов или его родственники не заявят об этом, то органы будут изъяты. Относительно представленных концепций мнения правоведов неоднозначны. Проанализировав данные системы правового регулирования изъятия донорских органов можно выделить как плюсы, так и минусы. Бесспорным преимуществом «презумпции согласия» является то, что на его основе формируется источник большого количества органов для трансплантации за счет того, что органы изымаются у тех, кто не выражал никакого мнения по этому поводу.

В этом плане для врачей облегчается процедура получения органов, так как им не нужно получать согласие родных. Сторонники противоположной концепции «презумпции несогласия» считают, что принцип «презумпции согласия» этически некорректен. Если рассмотреть закрепленный в законе принцип в рамках концепции соматических прав, то получается, что он нарушает неотъемлемое право граждан самостоятельно распоряжаться своим телом. В пользу принципа «презумпции несогласия» исследователи приводят ряд серьёзных аргументов, среди которых обеспечение охраны телесной неприкосновенности после смерти человека; создание условий для придания исключительного права личности или ее родственникам на определение судьбы своего физического тела; снижение потенциальной возможности криминализации данной отрасли медицины, а также усиление веры человека в достойное отношение к его телу после смерти.

В частности, при применении данной модели врач освобождается от психоэмоциональных перегрузок, которые связаны с совершением этически некорректных действий, так как совершение действий, противоречащих нормам морали, может привести к разрушению эмоциональной стабильности личности. К недостаткам рассматриваемой модели следует отнести потенциальное снижение количества органов для трансплантации ввиду усложненной процедуры получения согласия на изъятие. Другим недостатком представленной системы является то, что момент внезапной смерти близкого человека является чрезмерной нагрузкой для родных и не дает им возможности полно и ясно рассмотреть проблему, в связи с чем получить согласие на изъятие органов весьма трудно. Для устранения этого недостатка в ряде скандинавских стран действует «принцип информационной модели» как разновидность принципа «презумпции несогласия», суть которого заключается в следующем: родственники не должны сразу принимать решение о разрешении на изъятие органов. Они могут выразить свое согласие или несогласие в течение установленного времени после информирования их о возможности трансплантации. При этом в беседе с родственниками подчеркивается, что если согласие не будет выражено в течение определенного периода времени, то трансплантация осуществится.

То есть, с одной стороны воля родственников учитывается, а с другой стороны, если близкие не могут решить этот вопрос вследствие чрезмерной психической нагрузки, у них есть возможность не принимать решение. В этой части вопрос регулирования посмертного донорства является одной из важных биоэтических проблем трансплантации. Каково же условие приемлемости донорства с позиции этики? Важнейшим условием реализации права человека или его родственников на отказ от изъятия органов является полная информированность населения о сути этого права и о механизмах фиксации своего отказа. На сегодняшний день большинство населения не знает, что по закону РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» все россияне согласны быть донорами и врач не обязан спрашивать согласия у родственников умершего. Большинство населения не знает механизма оформления прижизненного отказа. Какой же принцип наиболее приемлем с позиции этики? По нашему мнению, при использовании «информационной модели» учитывается не только волеизъявление самого донора и родственников, но и минимизируется негативная нагрузка на близких.

Необходимо отметить и существующие противоречия в законодательстве в области регулирования изъятия органов умершего человека. Через четыре года после принятия закона о трансплантации был принят Федеральный закон от 12.01.1996 г. № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле»86. В последнем утверждается принцип, противоположный принципу, содержащемуся в законе о трансплантации. В положении абзаца третьего п. 1 и п. 3 ст. 5 закона о погребении говорится, что в случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение… изъятия органов и (или) тканей из его тела… имеют супруг, близкие родственники. То есть согласно ст. 5 Закона о погребении предполагается, что в случае отсутствия волеизъявления умершего врач обязан получить согласие у родственников умершего (своего рода презумпция несогласия). В законе же о трансплантации в ст. 8 закреплена презумпция согласия. Изданное по данному поводу Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 г. № 459-О «Об отказе в принятии к запросу Саратовского областного суда о проверке конституционности ст. 8 Закона РФ “О трансплантации органов и (или) тканей человека”» не прояснило сложившуюся ситуацию, а лишь еще больше ее запутало. Констатировав наличие в соответствии со ст. 8 Закона о трансплантации презумпции согласия на изъятие органов и (или) тканей после смерти и подтвердив ее конституционность, суд, однако, посетовал на несовершенство нормативной базы в данной области, тем самым, пусть и столь витиеватым образом, также согласился с ее спорностью. Существующее противоречие создает ситуацию, когда вопрос о том, спрашивать разрешение на изъятие у родственников или нет, зависит лишь от убеждений врача.

На основании изложенного, мы пришли к выводу, что законодатель не просто так на федеральном уровне закрепил именно принцип «презумпции согласия» в отношении трансплантации органов. В первую очередь, каждый человек должен определить свое личное отношение к данной проблеме, а государство, в свою очередь, обязано обеспечить надежную законодательную базу для реализации принятого решения и защиты прав граждан. Необходимо вести работу в области правового просвещения граждан, чтобы права могли быть реализованы. Необходимо отметить, что в настоящее время существует проект федерального закона «О донорстве органов человека и их трансплантации», подготовленный Министерством здравоохранения РФ, который свидетельствует о наличии данной проблемы и подчеркивает важность её решения. Однако на сегодня он не принят ввиду действительной сложности понимания презумпции согласия на забор донорских материалов в нашей стране. Врач – это не просто профессия, врач – это призвание. Принимать решение – всегда нелегкая задача, но мы должны помнить, что врач всегда принимает его, исходя из принципа рациональности. Врач – это тот человек, который дал клятву честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека.

Просто нужно помнить: «Вера во врача – ценнейшее лекарство» (Б.Е. Вотчал)

Анисимова Юлия Сергеевна, Анисимова Кристина Сергеевна


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

Рено премиум 420 ремонт Москва. Ремонт стартера на рено меган 2 в Москве .

renogarage.ru

Юридическая консультация в красноярске

Юридический форум. Телекомпания (Красноярск

agrp24.ru

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.