website templates free download


В статье определяется новое направление научного поиска: особенности ведения семейного бизнеса в социальных сетях. На примере социальной сети Инстаграм автором актуализировано внимание на отсутствии правовой инфраструктуры, способной надлежащим образом защищать не только сам бизнес, но и права членов семьи. Статья является продолжением научных исследований автора о нетипичных формах правоотношений, требующих законодательного оформления.

Ключевые слова: семья, предпринимательство, член семьи, социальная сеть, Инстаграм, бизнес, правовое регулирование.

НИР в рамках государственного задания на 2020 г. «Трансформация частного и публичного права в условиях, эволюционирующих личности, общества и государства» (№ 0851-20200033) Ведение предпринимательской деятельности с каждым годом приобретает новые формы и виды, трансформируясь под влиянием экономических вызовов и запросов потребителей. 2020 г. ознаменовался критическим осмыслением процесса ведения предпринимательской деятельности в условиях глобальных проблем, детерминированных пандемией новой короновирусной инфекции (2019-nCoV) (далее – коронавирус), объявленной Всемирной организацией здравоохранения 11 марта 2020 г. Коронавирус оказал беспрецедентное влияние на экономику абсолютного большинства государств, и непосредственно на способы осуществления предпринимательской деятельности.

По прогнозам аналитиков Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, даже с учетом реализации антикризисных мер и помощи государства, российскую экономику «все равно ожидает с высокой вероятностью двухлетняя рецессия», соответствующая по продолжительности спаду мировой экономики, при скачке безработицы и бедности [10]. Названы и наиболее подверженные риску сферы: туризм, общественное питание, реализации непродовольственных товаров, сфера развлечений. Наряду с мерами государственной поддержки, показывающих недостаточную эффективность, на первый план выходит процесс перевода бизнеса в онлайн-среду, которая до кризиса не рассматривалась в качестве основной формы его ведения. В выигрыше оказались те компании, которые задолго до кризиса создали электронные площадки реализации товаров, работ, услуг, в том числе на базе социальных сетей. Вместе с тем нетипичные условия «самоизоляции», в которых оказались миллионы российских граждан, актуализировали разработку вопросов ведения бизнеса, в том числе семейного, с использованием цифровых технологий.

Дополнительно пандемия «высветила» с одной стороны, нейтральный, а с другой – негативный социально-правовой аспект: в отдельных семьях стало «открытием», что член их семьи ведет бизнес в социальных сетях и получает дополнительный доход, скрываемый до момента всеобщей самоизоляции. Проблематика использования цифровых технологий при реализации товаров, работ, услуг находится на стадии разработки и, как представляется, является перспективным направлением научного поиска. Малоизвестное еще в середине 1990-х гг. «семейное предпринимательство» в последнее время приобрело широкий размах, основываясь на общих нормах гражданского, предпринимательского и семейного законодательства. Семейный бизнес – «явление уникальное и не до конца изученное» [3, с. 44], «не имеет заглавного закона» [1, с. 24], равно как в российской доктрине гражданского, предпринимательского и семейного права нет его устоявшегося понятия.

Важность разработки научных подходов к разрешению проблем, связанных с осуществлением семейного бизнеса, обуславливается в том числе отсутствием нормативно-правовой базы исследуемой сферы. Сторонниками легализации данного вида предпринимательства посредством принятия специального нормативного правового акта являются А.В. Барков, Л.А. Баркова, Я.С. Гришина, Л.Б. Максимович, И.К. Кузьмина, С.А. Сафронова и др. Критически оценивают такую необходимость И.В. Ершова, О.А. Серова, Е.Я. Токар. Многогранность сферы предопределена ее комплексностью, «завязанной» не только на правовом регулировании, экономической составляющей, но и личных (родственных) отношениях, что, представляется, является определяющим для успешного ведения семейного бизнеса. В частности, отмечается, что «правовые последствия брачно-семейных отношений следует расценивать как непредсказуемый риск для развития бизнеса» [9], который, как представляется, вряд ли может подлежать страхованию.

Вместе с тем исследователи в унисон отмечают актуальность и востребованность научной разработки феномена семейного бизнеса и последующего внедрения полученных результатов путем формирования сбалансированной правовой среды его осуществления. Научные дискуссии последних лет в части определения понимания «что есть такое “семейный бизнес”» позволили выработать основные направления научного поиска, необходимые для формирования целостной концепции развития правового регулирования семейного предпринимательства. Попытки рассмотреть семейное предпринимательство в соотношении с малым предпринимательством пока не увенчались успехом: ученые не едины во мнении, является ли семейное предпринимательство самостоятельным, или же является видом (подвидом) малого предпринимательства [6].

По справедливому замечанию А.А. Мохова, если семейное предпринимательство получит самостоятельный правовой режим в российском законодательстве, то необходимо сформулировать его легальное понятие с определением критериев (организационно-правовая форма, сферы экономической деятельности, имущественная база, размер дохода, особенности участия иных лиц, не являющихся членами семьи), выделить особенности правового положения его субъектов, закрепить меры государственной поддержки [6]. Трудности выработки доктринального/законодательного определения «семейный бизнес (предпринимательство)» не случайны: в теории семейного права отсутствуют не только единообразие в подходах к понятиям «семья», «член семьи», но и к необходимости их легализации. В свою очередь отраслевое законодательство также не едино в определении последних. Семейное законодательство устанавливает, что члены семьи – это супруги, родители (усыновители) и дети (усыновленные) (ст. 2 Семейного кодекса Российской Федерации). В жилищном законодательстве к членам семьи собственника жилого помещения относят совместно с ним проживающих супруга, детей, родителей, а также признанных им в качестве таковых других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных граждан (ч. 1 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации). Логика законодателя в данном случае весьма странна: если супруг/супруга и дети не проживают совместно с собственником жилого помещения, следовательно, они не являются членами их семьи.

Моделируя ситуацию применительно к семейному бизнесу, основанием для прекращения ведения предпринимательской деятельности является прекращение отношений с собственником жилого помещения (по аналогии с понятием «бывший член семьи собственника»). Представляется немыслимым, что достижение детьми возраста совершеннолетия и проживание отдельно от родителя-собственника жилого помещения может стать основанием для прекращения деятельности в форме семейного предпринимательства. В иных нормативных и ненормативных правовых актах к членам семьи относят братьев, сестер, бабушек, дедушек. Эти обстоятельства обуславливают закономерность отсутствия легального определения семейного предпринимательства. Дополнительно требует своего разрешения вопрос дифференциации бизнеса на «семейный» и «личный»: обязать членов семьи участвовать только в семейном бизнесе, а равно как состоять в исключительно наемных отношениях, невозможно. Осуществление предпринимательской деятельности одним членом семьи не дает оснований квалифицировать такую деятельность как семейный бизнес.

В научной литературе можно выделить два направления к трактовке семейного предпринимательства: понимание семейного бизнеса, основанного на супружеских отношениях [5] и на семейных отношениях [2]. Вместе с тем наполненность дефиниции «семья», вне зависимости от предлагаемых учеными признаков, неразрывно связана с определением того, кто «включается» в семью. Следует согласиться с О.Ю. Ильиной, что семья может объединять лиц, не являющихся родственниками [4, с. 175]. Представляется, что законодательное закрепление понятия «член семьи» (например, Л.А. Баркова определяет семейное предпринимательство как деятельность, осуществляемую членами семьи [2, с. 233]) сможет стать отправной точкой для определения дефиниции «семейное предпринимательство», с учетом признаков, присущих для данного вида предпринимательской деятельности, главным из которых, думается, является «совместность». Внедрение цифровых технологий способствовало появлению новых инструментов, используемых в качестве формы ведения предпринимательской деятельности. К числу таковых следует отнести социальные Интернет-сети. Интернет-бизнес – явление на сегодняшний день широко распространенное, а в условиях объявленной пандемии коронавируса стало для многих единственным способом осуществления предпринимательства. Б. Примочкин отмечает, что «интернет перестраивает традиционные бизнес-процессы… уменьшает роль посредников, что повышает прозрачность и эффективность рынка» [8, с. 16]. В зарубежных источниках отмечается, что «социальные сети способствовали появлению различных бизнес-возможностей.

Примеры этих возможностей включают узнаваемость бренда, лояльность к бренду и продажи» [11]. Вместе с тем до настоящего времени ведение бизнеса в Интернете находится вне четких правовых форм. На это обстоятельство неоднократно обращали внимание ученые, занимающиеся проблемами регулирования и осуществления предпринимательской деятельности. Интенсивное развитие и массовое использование рассматриваемых сетевых ресурсов усложняют содержание правового статуса лиц – участников бизнеса, осуществляемого в рамках социальной сети. Следует согласиться с мнением, что «существующие правовые регуляторы во многом не учитывают преобразования в особенностях статуса личности, которая стала участником виртуального интернет-общения, организуемого в социальных Интернет-сетях» [7, с. 14–24]. Правовой эффект регулирования социальных сетей не исследовался в науке гражданского права. Легального определения «социальная сеть» в настоящее время нет. В Государственной Думе Российской Федерации находится проект федерального закона «О правовом регулировании деятельности социальных сетей и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в котором предложено общее определение социальной сети, не отражающее специфику современных социальных сетей, которые из «сетей общения» превратились в «бизнес-сети».

В число наиболее успешных проектов входит продукт социальной сети Facebook Инстаграм, являющийся востребованной площадкой для осуществления предпринимательской деятельности. Инстаграм – это сервис, включающий в себя в том числе связь между пользователями сервиса и интересующими их брендами, товарами и услугами: Инстаграм пропускает более 500 миллионов ежедневных активностей в storis [12]. Функциональность Инстаграм, как способа ведения предпринимательской деятельности, обеспечивается возможностью преобразованием личного аккаунта в бизнес-страницу, дающей дополнительные преимущества в виде анализа охватов, показов, вовлеченности, посещения профиля, статистики подписчиков. Общение с потенциальными потребителями не ограничивается только функцией Direct: бизнес-страница позволяет устанавливать любые доступные средства связи (телефон, электронная почта, мессенджеры), а также активную ссылку на сайт компании при ее наличии. Границы рынка Инстаграм велики: невозможно классифицировать по каким-либо основаниям сферы, охваченные ресурсом, за исключением общих: продажа товаров, оказание услуг, выполнение работ. Для целей настоящего исследования мы исходим из того, что все страницы Инстаграм делятся на два вида: личный аккаунт и бизнес- (профессиональный) аккаунт. Именно бизнес-аккаунт будет рассматриваться с позиции ведения семейного предпринимательства. Политика Инстаграм направлена на защиту прав пользователей от недостойного контента и защиту интеллектуальных прав. Вместе с тем ведение бизнеса в Инстаграм обладает рядом специфических черт, которые идут в разрез с действующим российским законодательством.

Объем настоящей статьи не позволяет углубиться в каждую из проблем, связанных с ведением семейного бизнеса в Инстаграм, ввиду чего обозначу общий круг вопросов, требующих своего правового разрешения, но которые неразрывно связаны с пониманием семейного бизнеса в социальных сетях: – «возрастной ценз»: определение возраста, с которого можно заниматься предпринимательской деятельностью в социальных сетях. Согласно Условиям пользования правом на создание страницы обладает физическое лицо, достигшее 13-летнего возраста или возраста, «начиная с которого в вашей стране законодательно разрешено использовать Instagram» [13]; – «открытость»: перевод личной страницы в бизнес-страницу в Инстраграм не влечет обязанности субъекта регистрироваться в качестве самозанятого, индивидуального предпринимателя или юридического лица; – «определенность»: установление правового статуса лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность исключительно в социальной сети; – «защищенность»: защита бизнеса, осуществляемого в социальной сети. Системное толкование Условий пользования позволяет сделать вывод, что при сохранении права собственности на контент с безвозмездным предоставлением неисключительной лицензии на него, аккаунт пользователя может быть в любое время заблокирован или удален, если сообщество придет к выводу, что последний создает «риск или неблагоприятные правовые последствия», без предварительного уведомления. Учитывая наличие методов недобросовестной конкуренции, любой пользователь может обратиться с псевдожалобой на бизнес-аккаунт и, если сообщество сочтет необходимым приостановить видимость аккаунта, пользователь лишается возможности управлять своим бизнесом на определенное время; – «ответственность»: защита прав потребителей товаров/услуг, предлагаемых в социальных сетях.

Предпринимательская деятельность в социальных сетях нуждается в самостоятельном правовом регулировании. Нетипичный характер правоотношений обусловил развитие всего направления вне рамок правового поля. Законодательные инициативы весьма слабы на этом поприще, хотя такая необходимость явно назрела. В рамках научной дискуссии предлагается авторское видение формирования основных направлений развития предпринимательской деятельности, осуществляемой в социальных сетях: – корреляция предпринимательской деятельности, осуществляемой в социальных сетях, с действующим законодательством; – установление детерминант, способных оказать влияние на предпринимательскую деятельность, осуществляемую в социальных сетях; – выделение особенностей, позволяющих определить границы «личного» и «семейного» бизнеса, осуществляемого в социальных сетях.

Список литературы 1. Андреев В.К. Правовое регулирование семейного бизнеса: теоретические вопросы / Семейный бизнес в правовом пространстве: монография / отв. ред. И.В. Ершова, А.Н. Левушкин. М., 2020. 2. Баркова Л.А. Правовое обеспечение гармонизации интересов семьи как основы правовой модели семейного предпринимательства / в кн. «Проблема гармонизации частных и публичных интересов в семейном праве Российской Федерации. Научная школа доктора юридических наук, профессора О.Ю. Ильиной». М., 2019. 3. Ершова И.В. Семейный бизнес явление уникальное и не до конца изученное / Семейный бизнес в правовом пространстве: монография / отв. ред. И.В. Ершова, А.Н. Левушкин. М., 2020. 4. Ильина О.Ю. Актуальные предпосылки возобновления дискуссии о понятии и признаках семьи как правового института / в кн. «Проблема гармонизации частных и публичных интересов в семейном праве Российской Федерации. Научная школа доктора юридических наук, профессора О.Ю. Ильиной». М., 2019. 5. Левушкин А.Н. Семейное супружеское предпринимательство и продажа бизнеса супругов по законодательству Российской Федерации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2018. № 4. 6. Мохов А.А. Семейное и малое предпринимательство в современной России: доктрина и законодательство // Журнал предпринимательского и корпоративного права. 2017. № 2 // СПС «КонсультантПлюс»: поиск по автору. 7. Перчаткина С.А., Черемисинова М.Е., Цирин А.М., Цирина М.А., Цомартова Ф.В. Социальные интернет-сети: правовые аспекты // Журнал российского права. 2012. № 5. 8. Примочкин Б. Интернет-экономика: перспективы развития // ЭЖЮрист. 2012. № 17. 9. Старикова Т.Г. Стенограмма парламентских слушаний Комитета Государственной Думы по государственному строительству на тему «Имущественные отношения в семье: cудебная практика и законодательство» // Семейное и жилищное право. 2018. № 1 // СПС «КонсультантПлюс»: поиск по автору. 10. В России назвали сферы бизнеса с наибольшими убытками из-за коронавируса. Электронный ресурс. Доступ: https://www.rosbalt.ru/business/2020/04/06/1836720.html (дата обращения: 12.06. 2020). 11. Almazrouei F.A., Alshurideh M., Al Kurdi B., Salloum S.A. (2021) Social Media Impact on Business: A Systematic Review. In: Hassanien A.E., Slowik A., Snášel V., El-Deeb H., Tolba F.M. (eds) Proceedings of the International Conference on Advanced Intelligent Systems and Informatics 2020. AISI 2020. Advances in Intelligent Systems and Computing, vol 1261. Springer, Cham. https://doi.org/10.1007/978-3-030-58669-0_62 12. https://www.facebook.com/4/posts/10106340834478671 13. https://help.instagram.com/581066165581870/

В.В. Богдан


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.