website templates free download


Совершение мошенничества при получении выплат с
использованием служебного положения, являющимся
квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 3 ст. 1592 УК РФ, с
учетом конкретных обстоятельств дела, незначительного размера
материального ущерба, который был полностью возмещен на стадии
предварительного следствия, не исключает возможность применения
положений ч. 2 ст. 14 УК РФ.
Ф. обвинялась в том, что, являясь заместителем главы администрации
сельского поселения, внесла в справки о своих доходах и доходах мужа
недостоверные сведения, а затем предоставила их в общеобразовательную
школу для получения права на бесплатное питание своей дочери в школьной
столовой.

На основании этих справок ее дочери, как ребенку из
малообеспеченной семьи, была необоснованно предоставлена мера
социальной поддержки в виде освобождения от оплаты питания. Своими
действиями Ф. причинила республиканскому бюджету в лице Министерства
образования Российской Федерации материальный ущерб в размере
10 066 руб. 24 коп.

По постановлению суда первой инстанции (оставленному судом
кассационной инстанции без изменения) уголовное дело в отношении Ф.,
обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 1592
УК РФ, прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и подп. 1 п. 6
постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в
связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941−1945
годов».
Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в
кассационном представлении поставил вопрос об отмене судебных решений
и о прекращении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в
связи с отсутствием в действиях Ф. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 1592 УК РФ. В обоснование своей позиции автор представления указывал, что анализ обстоятельств преступления, которое совершила Ф., небольшой размер материального ущерба, отсутствие в материалах дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред государственным либо муниципальным интересам, не позволяют сделать вывод о том, что ее действия обладают признаками общественной опасности, которая позволила бы признать их преступлением.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда и кассационное определение, а уголовное дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления ввиду его малозначительности и признала за Ф. в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, мотивировав свое решение следующим. Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее существенного вреда и не создавшее угрозу причинения такого вреда личности, обществу или государству.

В соответствии с п. 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суд прекращает уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ. Приведенные в судебных решениях анализ обстоятельств совершенного Ф. деяния, небольшой размер материального ущерба, причиненного республиканскому бюджету, и отсутствие в материалах уголовного дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред государственным либо муниципальным интересам, свидетельствуют об отсутствии в ее действиях признака общественной опасности, который позволял бы признать их преступлением. Совершение Ф. мошенничества с использованием служебного положения, что является квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 3 ст. 1592 УК РФ, без учета конкретных обстоятельств дела не может быть признано обстоятельством, препятствующим применению положений ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Кроме того, суд кассационной инстанции, отказывая в применении положений ч. 2 ст. 14 УК РФ, не привел аргументированные доводы о действительном наличии существенного вреда в результате совершенного Ф. деяния, а также общественной опасности в ее действиях, позволяющей расценивать их как преступное деяние, либо о существенных последствиях, наступивших в результате преступления. Более того, судом не дана надлежащая оценка факту полного возмещения причиненного Ф. ущерба еще на стадии предварительного следствия, что в совокупности с указанными выше обстоятельствами не позволяет признать обоснованными выводы суда кассационной инстанции о невозможности применения положений ч. 2 ст. 14 УК РФ.


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.