website templates free download


Аннотация: в представленной статье анализируются вопросы применения уголовной ответственности нецелевого расходования бюджетных средств, а именно применения квалификации в зависимости от предмета преступления, субъекта, аналогии преступления. С учетом представленной судебной практики предполагается совершенствование действующего уголовного закона.

Нецелевое расходование бюджетных средств относится к экономическим преступлениям. Бюджетные средства, выделяющиеся государством, носят точный характер назначения. Обращаясь к статистике Генеральной прокуратуры РФ1 , за 2019 по проверке законности в бюджетной сфере выявлено 110 278 нарушений, из них было направлено материалов для решения вопросов об уголовном преследовании 1 530. Далее посмотрим статистику Судебного департамента при Верховном суде РФ2 – осужденных по ст. 285.1 УК РФ «Нецелевое расходование бюджетных средств» («Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63‑ФЗ в ред. от 07.04.2020 с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2020) – 410 человек, основная масса осужденных по ч. 1 ст. 285.1 УК РФ – 307 человек; 9 лиц были оправданы, а 344 уголовных дела были прекращены по различным основаниям. Все осужденные и привлеченные лица к уголовной ответственности имели доступ к бюджетным средствам, а, следовательно, являлись должностными лицами

(госслужащими). Таким образом, мы можем видеть, что нецелевое использование бюджетных средств наносит большой урон общественным отношениям в сфере экономики. Говоря о расследовании таких деяний, мы можем отметить, что отслеживать поступления из бюджета РФ до непосредственно исполнителя задач возможно по кредиту счета. В виду того, что цифровизации экономики идет в России достаточно активно, процессы перевода, отчислений, оплаты из бюджетных средств отследить достаточно просто, необходимы минимальные знания в бухгалтерском учете, кроме того этому способствуют системные методы, которые работают автономно.

Существуют множество типовых отчетных форм бюджетных средств, которые легко проверить электронно, сделав запросы в различные финансовые структуры: Росфинмониторинг, департамент бюджетной политики и стратегического планирования, департамент организации составления и исполнения федерального бюджета, департамент международных финансовых отношений, департамент бюджетной политики в отраслях экономики, Казначейство России, ФНС России, ФТС России и др. Статья 6 БК РФ («Бюджетный кодекс Российской Федерации» от 31.07.1998 № 145‑ФЗ в ред. от 08.06.2020) гласит: «бюджет – форма образования и расходования денежных средств, предназначенных для финансового обеспечения задач и функций государства и местного самоуправления», следовательно основным непосредственным объектом является финансовое обеспечение задач и функций государства и местного самоуправления. Следует заметить, что при раскрытии объективных признаков данного состава преступления в уголовном законодательстве в диспозиции ст. 285.1 УК РФ используется термин «расходование», а БК РФ и КоАП РФ («Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195‑ФЗ в ред. от 24.04.2020, с изм. и доп., вступ. в силу с 01.06.2020) в условии и диспозиции употребляют термин «использование». При применении этих терминов в доказывании зависит квалификация, которая будет наступать по УК РФ или по КоАП РФ. БК РФ, КоАП РФ и УК РФ являются федеральными законами. Однако, одни правоведы считают, что для квалификации ст. 285.1 БК РФ является образующим, т.к. именно в БК РФ провозглашается условия нарушения; другие правоведы говорят, что два термина «расходование» и «использование» являются синонимами. В этом и видится проблема правильной квалификации – правоприменение ст. 285.1 УК РФ.

Так, в Ярославский областной суд поступила апелляция1 , где указывалось, что межрайонным следственным отделом СУ СК России по Ярославской области от 4 июня 2018 г. частично прекращено уголовное преследование в отношении ХХХХ А.А. по признакам, преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285.1 УК РФ «Нецелевое расходование бюджетных средств», на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. В связи с прекращением уголовного дела ХХХХ А.А. обратился в Ростовский районный суд Ярославской области с заявлением о возмещении материального ущерба, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, а именно расходов, понесенных на адвоката, в размере 500 000 рублей, а также утраченного заработка в размере 150 000 рублей.

Адвокат в апелляцииуказалнапредметпреступленияпост.285.1 УК РФ, а именно – факт хищения денежных средств при проведении ремонтных работ в здании, то есть тот предмет, по которому уголовное преследование ХХХХ А.А. прекращено по реабилитирующему основанию, а предъявленное последнему обвинение касалось иных обстоятельств. Суд Ростовского районного суда Ярославской области от 28 октября 2019 г. постановил: в отношении реабилитированного лица ХХХХ А.А. решение отменить, материалы дела передать на новое судебное разбирательство в Ростовский районный суд Ярославской области иным составом суда. В данном примере судебной практики, мы наблюдаем неправильную квалификацию, т.к. неверно определен предмет преступления. Таких случаев судебной практики достаточно для того, чтобы конкретизировать некоторые признаки преступления ст. 285.1 УК РФ «Нецелевое расходование бюджетных средств». Еще один пример: постановлением начальника контрольно-ревизионного управления министерства финансов Нижегородской области № 306-23-13/66-2018 от 28 апреля 2018 г. должностное лицо – директор ГБУ НО «ХХХХ» ХХХХ А.Ю. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ «Нарушение условий предоставления субсидий», с назначением административного наказания в виде административного штрафа в размере 10 000 (десяти тысяч) рублей. Решением и.о. министра финансов Нижегородской области от 24 мая 2019 г. постановление должностного лица от 28 апреля

2018 г. отменено, производство по делу прекращено на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с наличием постановления о возбуждении уголовного дела. В жалобе, поданной в Нижегородский областной суд1 , ХХХХ А.Ю. просит состоявшееся по делу судебное решение отменить ввиду незаконности. Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, выслушав представителя Министерства финансов Нижегородской области ХХХХ Д.И., согласившегося с решением суда, судья вышестоящей инстанции оставляет решение в силе. Согласно ч. 2 ст. 15.15.5 КоАП РФ нарушение юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем, физическим лицом, являющимися получателями субсидий, условий их предоставления, за исключением случаев, предусмотренных статьей 15.14 КоАП РФ «Нарушение условий предоставления бюджетных инвестиций», влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от 2 до 12 процентов суммы полученной субсидии. Таким образом, по одному и тому же факту совершения противоправных действий в отношении ХХХХ А.Ю, вынесено постановление о привлечении его к административной ответственности и возбуждено уголовное дело. В данном примере мы можем наблюдать аналогию закона, но лицо в данном случае привлекается к административной и уголовной ответственности. По действующему законодательству, в нашей стране аналогия по ст. 6 УК РФ запрещена. Конфликта интересов по двум Федеральным законам нет. Следует согласиться с Н. А. Лисенковой, что в юридической литературе неоднократно высказывались обоснованные сомнения в оправданности и целесообразности специальной регламентации нецелевого расходования бюджетных средств. Действительно, если нецелевое расходование бюджетных средств не повлекло за собой последствий, указанных в ст. 285 УК РФ (существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства), либо виновные в этом деянии должностные лица не руководствовались корыстной или иной личной заинтересованностью, к таким лицам вполне достаточным было бы применение мер дисциплинарной ответственности либо административного наказания2 .

В других случаях может применяться ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». Ошибки при квалификации совершенного преступления служат основаниями для обжалования или пересмотра дела. Данная ситуация вызвана не только недостатками работы правоохранительных органов, но и несовершенством действующих законодательных норм. Наряду с этим причиной, содействующей преступности, являются постоянные изменения действующего законодательства, причем не только уголовного, но и других отраслей права. Исходя из ранее сказанного, что субъектами ст. 285.1 УК РФ являются должностные лица, можно сделать вывод, что преступление «Нецелевое расходование бюджетных средств» относится не просто к экономическим, но и к коррупционным составам преступлений и борьба с такой преступностью должна осуществляться посредством комплекса мер политического, экономического, социального и организационного характера, ведущую роль среди которых должны занимать уголовно-правовые средства. Привлечение к уголовной ответственности – одна из наиболее эффективных мер борьбы с коррупционной преступностью, а разносторонность или ограниченность законодательных дефиниций существенно снижает действенность таких уголовно-правовых средств. Подводя итог, можно сказать, что устойчивое развитие экономики и ее цифровизация, обозначенное Стратегией национальной безопасности (Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»), возможны лишь при взаимосвязи системы бюджетного финансирования и строгости соблюдения закона, в том числе и совершенствования Уголовного кодекса РФ в части установления верной квалификации за нецелевое использование и (или) расходование бюджетных средств.

Красненкова Елена Валерьевна
кандидат юридических наук, доцент,
доцент Департамента правового регулирования
экономической деятельности
ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве
Российской Федерации»


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.