website templates free download


Аннотация. Статья посвящена актуальным проблемам противодействия коррупционным преступлениям в бюджетной сфере. В статье анализируются наиболее острые проблемы в работе по реформированию и применению уголовного закона. Решение проблем в бюджетном финансировании предполагается укрепление уголовного закона, его независимость и верховенство. Abstract. The article is devoted to the actual problems of combating corruption offences in the public sector. The article analyzes the most acute problems complicating the reform and application of the criminal law.

Юрист на рабочем месте

The improvement of public sector regulation is supposed to strengthen the criminal law, its independence and supremacy. Ключевые слова: коррупция, преступление, механизм применения уголовного закона, бюджетная сфера. Key words. Corruption-related Crimes in The Public Sector from the Perspective of Criminal Law and Criminology. В современной юридической литературе отмечается, что масштабное нецелевое использование бюджетных средств является реальной угрозой для национальной безопасности России1 .

Проблемы квалификации деяний по ст. 2851 УК РФ, по-прежнему требуют владения знаниями бюджетного законодательства и правовых актов, соответствующих бюджетных систем, а также разночтениями в научнопрактических толкованиях. Как отмечает, А.Е. Скачкова, принимая бланкетный характер диспозиции ст. 2851 УК РФ, сравнивая регулятивные нормы бюджетного законодательства и охранительные нормы УК РФ, следует указать, что субъектами уголовной ответственности могут выступать руководитель получателя бюджетных средств (финансовый директор) и главный бухгалтер (бухгалтер) получателя бюджетных средств.2 Бланкетной является «диспозиция, которая непосредственно в самом уголовном законе не определяет признаки преступного деяния, а отсылает к другим законам или иным нормативным актам другой отрасли права (административного, гражданского и т.д.)» 3 . Вместе с тем, уголовно-правовая охрана бюджетных средств (бюджетных правоотношений) связана с надлежащим исполнением лицами, замещающими государственные (муниципальные) должности и государственными (муниципальными) служащими возложенных на них должностных обязанностей экономического обеспечения прав, свобод и законных интересов человека, общества и государства (его публично-правовых образований) как защитой публичного интереса. Это в свою очередь определяет коррупционные деяния должностных лиц. Автор полагает, что представляется верной позиция, определяющая нецелевое расходование бюджетных средств, как должностное преступление, посягающее на необходимый порядок функционирования государственного механизма. Квалификация преступления, предусмотренного ст. 2851 УК РФ, диктует необходимость определения правового статуса субъекта преступления, его служебных (должностных) обязанностей в бюджетных правоотношениях и понимания «природы» бюджетных средств.1 Согласно ст. 6 БК РФ, получатель бюджетных средств – орган государственной власти, орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, казенное учреждение, имеющие право на принятие и (или) исполнение бюджетных обязательств от имени публично-правового образования за счет средств соответствующего бюджета. Следовательно, по нормам БК РФ получатель бюджетных средств – это орган, организация, а не физические лица, занимающие определенные должности и выполняющие определенные должностные обязанности.

Таким образом, представляется возможным расширительный перечень лиц, распорядителей бюджетных средств, так как не только должностное лицо является получателем бюджетных средств, но и участники бюджетного процесса с получателей бюджетных средств (ст. 6, 152, 162 БК РФ) преобразованы в «распорядителей бюджетных средств» (ст. 6, 152, 158 БК РФ), что подразумевает различные функциональные обязанности. Законодательство предусматривает установление правового статуса получателя относительно государственных (муниципальных) учреждений только казенным учреждениям (п. 1 ст. 123.22 ГК РФ). Таким образом, субъектом уголовной ответственности по ст. 2851 УК РФ не являются должностные лица бюджетного, автономного учреждения, а также государственного (муниципального) унитарного предприятия, иные юридические и физические лица, получающие средства из бюджета. Такое утверждение является спорным, так как последние имеют реальные возможности распорядиться бюджетными средствами по своему усмотрению. В настоящее время нормы, устанавливающие ответственность за совершение бюджетных преступлений, указываются по всем разделам Особенной части УК РФ. Следует согласиться с мнением Ю. Л. Анисимова о том, что бюджетные отношения являются элементами общественных отношений, составляющих объекты составов значительной части уголовно наказуемых деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ. 2

Вместе с тем, отмечая сложность выделения норм, устанавливающих уголовную ответственность за совершение бюджетных преступлений, в отдельной главе Особенной части УК РФ, автор полагает, что выделение отдельной главы представляется необходимым и достаточным (Главы 22-1 УК РФ «Преступления в бюджетной сфере»). В настоящее время не часто привлекаются к уголовной ответственности за уголовные деяния в бюджетной сфере, из-за сложности доказывания прямого умысла в преступлениях, составы которых являются материальными, в основном преступления, предусмотренные ст. 159 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата), 285 (злоупотребление должностными полномочиями) УК РФ. Основная причина выделения отдельной главы «Преступления в бюджетной сфере» связана как с высокой степенью общественной опасности преступлений, так и появлением новых сложных форм преступных деяний в бюджетной сфере. Природа таких преступлений свидетельствует о том, что они должны входить в систему преступлений в сфере экономики.

Автор полагает, что главу «Преступления в бюджетной сфере» следует поместить в раздел VIII УК РФ «Преступления в сфере экономики». В пользу предположения о единой главе, что бюджетные преступления совершаются из-за корыстных побуждений, указывает Ю.Н. Демидов, "важнейшими критериями и основаниями наступления уголовной ответственности за нарушение договорных обязательств в сфере бюджетных и внебюджетных правоотношений, включая нецелевое использование бюджетных средств социальной направленности, являются: а) обязательное установление наличия у виновного корыстной или иной личной заинтересованности…"1 . Однако, выделение признака «социальной направленности» существенно сузили понятие бюджетной сферы, и представляют ее часть.

Следовательно, преступления в бюджетной сфере, прежде всего, посягают на общественные отношения, связанные с финансовым регулированием в области формирования или расходования бюджетов всех уровней. Бюджетные средства являются собственностью государства. По содержанию предлагаемой главы, следовало бы отметить, что в исследовании Ю. Л. Анисимова достаточно полно изложен данный вопрос. В частности, Анисимов предлагает ввести главу в Особенную часть УК РФ, состоящую из десяти норм, устанавливающих ответственность за совершение бюджетных преступлений: «Нецелевое использование бюджетных средств», «Не перечисление либо несвоевременное перечисление бюджетных средств получателям бюджетных средств», «Финансирование расходов, не включенных в бюджетную роспись», «Незаконное финансирование расходов сверх утвержденных лимитов», «Предоставление бюджетных кредитов, бюджетных ссуд с нарушением установленного порядка», «Предоставление бюджетных инвестиций с нарушением установленного порядка», «Незаконное предоставление государственных или муниципальных гарантий», «Незаконное осуществление государственных или муниципальных закупок», «Незаконное размещение бюджетных средств на банковских депозитах либо незаконная передача бюджетных средств в доверительное управление» и «Невыполнение обязанности по зачислению доходов в бюджет»1 . Анализ норм уголовного законодательства РФ, устанавливающих ответственность за совершение преступлений в бюджетной сфере, позволяет отметить факт отсутствия системы таких норм. Современное законодательство только в трех специальных нормах устанавливает ответственность за преступления в бюджетной сфере (ч. 2 ст. 176, ст. 285.1, ст. 285.2 УК РФ). Важная особенность коррупции в бюджетной сфере – это своеобразие субъектов коррупционных деяний, которыми являются, с одной стороны, должностные лица и иные государственные и негосударственные служащие, а с другой – любые физические и юридические лица. Ученые отмечают, что указанные субъекты в своей совокупности образуют своеобразную коррупционную сеть бюджетной системы, включающую три составляющие: – коммерческие, финансовые структуры, их представители, реализующие полученные в результате коррупционных деяний выгоды и льготы и превращающие их в дополнительный доход; – группу государственных и негосударственных чиновников, предоставляющих за плату указанные выгоды и льготы и обеспечивающие прикрытие коррупционеров при принятии различных решений; – группу защиты коррупции, включающую должностных лиц правоохранительных и контрольных органов2 Нецелевое расходование и использование бюджетных средств их получателями составляет основу коррупционных преступлений в бюджетной сфере. Суть общего признака деяния заключается в том, что предметом каждого из этих преступлений являются бюджетные средства (государственные бюджетные средства), а к отличительным признакам относятся размер, правовой статус и адресат (получатель или распорядитель) государственных бюджетных средств.

Размер израсходованных не в соответствии с целевым назначением государственных бюджетных средств как предмета преступления, предусмотренного ст. 2851 УК РФ, составляет сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей, а как предмета преступления, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 176 УК РФ, – сумму, превышающую двести пятьдесят тысяч рублей. Вместе с тем, различие в размерах нецелевого расходования бюджетных средств, признаваемого преступлением на основании норм, содержащихся в ст. 2851 и ч. 2 ст. 176 УК РФ, не способствует эффективной уголовно-правовой охране государственного бюджета с позиций обоснованности, а также системности законодательства РФ. Из определений признаков, характеризующих объективную сторону составов преступлений, предусмотренных ст. 2851 и ч. 2 ст. 176 УК РФ следует, что преступление, ответственность за которое установлена первой из статей, является оконченным с момента совершения деяния, а второй – с момента наступления последствия. Представляется, что исходя из ранее приведенных положений об адресате предмета преступления со ссылками на ч. 1 ст. 176 УК РФ, п. 1 ст. 76, п. 1 ст. 77 и ст. 6 БК РФ субъектом преступления может быть индивидуальный предприниматель либо руководитель юридического лица, не являющегося государственным или муниципальным унитарным предприятием, бюджетным учреждением, или руководитель государственного или муниципального унитарного предприятия. Нормы, содержащиеся в ст. 285.1 и в ч. 2 ст. 176 УК РФ, не являются конкурирующими и не соотносятся ни как общая и специальная, ни как целое и часть. Требуется существенное совершенствование наказаний посредством расширения применения видов, как штраф и арест, как минимум неповышения, или снижения верхних пределов лишения свободы. Согласно диспозиции ч. 1 ст. 2851 УК РФ расходование бюджетных средств является нецелевым, если бюджетные средства израсходованы на цели, не соответствующие условиям их получения, которые определяются бюджетом – основным финансовым планом соответствующей территории, который ежегодно утверждается в форме закона или решения представительного органа местного самоуправления; бюджетной росписью о поквартальном распределении доходов и расходов бюджета и поступлений из источников финансирования дефицита бюджета, устанавливающий распределение бюджетных ассигнований между получателями бюджетных средств и составляемый в соответствии с бюджетной классификацией РФ (ст. 6 БК РФ) и уведомлением о бюджетных ассигнованиях, которым орган, исполняющий бюджет, доводит показатели бюджетной росписи до всех нижестоящих распорядителей и получателей бюджетных средств (ст. 220 БК РФ), сметы доходов и расходов бюджетного учреждения (ст. 221 БК РФ) или иным документом, являющийся основанием для получения бюджетных средств (соглашение о предоставлении бюджетных средств на возвратной основе, нормативный акт органа исполнительной власти либо органа местного самоуправления). Цель использования бюджетных средств указывается в документе, на основании которого перечисляются средства либо в отдельном документе (смете, проекте, плане), которые являются дополнениями к основному документу.

Нецелевое расходование бюджетных средств состоит в направлении средств на оплату затрат, не предусмотренных в плане финансовохозяйственных операций на соответствующий год, несанкционированном перемещении средств по статьям, направлении финансирования на покрытие затрат, которые должны производиться за счет поступлений из фондов другого уровня, использовании средств на оплату расходов, возмещаемых деньгами внебюджетных фондов, оплате услуг и работ, не относящихся к деятельности учреждения, оказании помощи коммерческим предприятиям, в том числе для их создания или покрытия их затрат, финансировании объектов и их строительства, не предусмотренных в сметной документации. Оплата товаров (работ и услуг), предоставленных коммерческой организацией для государственных нужд, согласно заключенному государственному контракту, является наиболее распространенной формой получения бюджетных средств коммерческими организациями. Согласно п. 1 ст. 72 БК РФ государственный или муниципальный контракт представляет собой договор, заключенный органом государственной власти или органом местного самоуправления, бюджетным учреждением, уполномоченным органом или организацией от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования с физическими и юридическими лицами в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд, предусмотренных в расходах соответствующего бюджета. Заключение госконтрактов на основе конкурса отвечает целям эффективного и экономного расходования бюджетных средств как основному принципу бюджетной системы Российской Федерации (статья 28 БК РФ). Проведение конкурсов является дополнительной гарантией соблюдения бюджетного законодательства и недопущения злоупотреблений. Требование ст. ст. 71 и 72 БК РФ в части размещения государственных контрактов на конкурсной основе нарушается. Например, чтобы избежать проведения конкурсов, стороны производят разделение одного договора на два и более.

О разделении контрактов с целью избежать проведения конкурса, свидетельствует их заключение в один день на одноименный вид товара у одного и того же поставщика. Оплата товаров (работ и услуг), предоставленных коммерческой организацией для государственных нужд, согласно заключенному государственному контракту, является наиболее распространенной формой получения бюджетных средств коммерческими организациями. Перенос процесса проведения конкурсов и заключения контрактов в МФЦ либо организация электронных торгов не решили вопроса декриминализации государственных закупок1 . Финансовую поддержку из бюджетов разных уровней бюджетной системы получают организации, имеющие стратегическое значение, например, сельскохозяйственные, транспортные организации. Организацияполучатель финансовой помощи должна израсходовать полученные субсидии или субвенции строго на цели, определенные в бюджетном законодательстве и обозначенные при их выделении, и отчитаться по установленным формам. Для получения организацией субсидий и субвенций нормативными документами предусмотрена специальная процедура, в основе решения о выделении организации субсидий или субвенции лежит проведение технико-экономических обоснований и расчетов показателей бюджетной эффективности предоставления субсидий и субвенций. В этом отношении представляются проблематичными вопросы бюджетного финансирования предприятий и организаций в форме государственночастного партнерства.1 Сравнительно новым явлением представляются концессии, которые создаются на различных уровнях государственного и местного самоуправления. Привлекая средства в образованные концессий, органы государственной власти и местного самоуправления имеют риски расходования бюджетных средств не по назначению2 .

Бюджетные средства нередко расходуются на финансирование деятельности некоммерческих организаций, причем органы власти становятся соучредителями подобных организаций, полагая, что этим содействуют выполнению социально ориентированных некоммерческих организаций их функций, а также предусматривают в соответствующих бюджетах средства для подобных организаций, нарушив нормы антимонопольного законодательства.3 Одним из способов предоставления бюджетных средств являются кредиты юридическим лицам, которые можно разделить на два вида в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица, не являющимися государственными или муниципальными унитарными предприятиями (статья 76 БК РФ) и кредиты, предоставляемые государственным и муниципальным унитарным предприятиям (ст. 77 БК РФ).4 Таким образом, эволюция отношений в бюджетной сфере, включение новых субъектов в бюджетные отношения, требует новых подходов к установлению уголовно-правовой ответственности в бюджетной сфере, учитывая коррупционные проявления.5

Список литературы Андреева Л. А. Актуальные проблемы противодействий преступности, носящей коррупциогенный характер, в области государственных и муниципальных закупок // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLIX-L междунар. науч.-практ. конф. № 5-6(47). – Новосибирск: СибАК, 2015. С.13-19 Андреева Л. А. К вопросу о государственно-частном партнерстве субъекта Федерации // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. X междунар. науч.- практ. конф. № 5(10). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 49-54. Андреева Л. А. Коррупционные риски участия органинов государственной власти и местного самоуправления в деятельности некоммерческих организаций // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. V междунар. науч.-практ. конф. № 5(5). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 21-30. Андреева Л. А. Криминологические особенности коррупционной составляющей концессии // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. ст. по матер. V междунар. науч.- практ. конф. № 5(5). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 12-20. Андреева Л. А. Правовое регулирование статуса субъектов кредитных отношений // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. LX междунар. науч.-практ. конф. № 4(55). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 19-25. Андреева Л. А. Противодействие коррупции в бюджетной сфере // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XLI междунар. науч.-практ. конф. № 9(40). – Новосибирск: СибАК, 2014. Анисимов Ю. Л. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2002 Демидов Ю. Н. Проблемы борьбы с преступностью в социально-бюджетной сфере: Монография. М.: Изд-во "Щит-М", 2002 Малков В. Д. Криминология / Учебник для вузов. М., 2005 Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. 2-е изд. М., 1999 Попов С. В. Уголовная ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств // Российский судья. 2006. № 11. Скачкова А.Е. Лица, несущие уголовную ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств // Журнал правовых и экономических исследований, 2015. № 3

Андреева Л. А.


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.