website templates free download


Если реальный ущерб – это уменьшение имущественной массы пострадавшего в результате наступления обстоятельства, дающего право на возмещение, то упущенная выгода – это стоимостное выражение утраченной возможности нарастить эту имущественную массу. Норма п. 2 ст. 15 ГК РФ определяет упущенную выгоду как неполученные доходы, которые истец получил бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено. Естественно, эта формулировка требует уточнения в контексте ситуаций, когда взыскивается упущенная выгода, возникшая в результате правомерного поведения, а также когда речь идет о взыскании такой выгоды в составе чисто экономических убытков деликтным иском (где убытки взыскиваются в связи с незаконным поведением, формально не нарушающим чье-то абсолютное право). Эта формулировка, как и многие другие фрагменты ст. 15 ГК РФ, требует уточнения.

Во-первых, в контексте договорной ответственности упущенная выгода может представлять собой не только доходы в виде неких поступлений от третьих лиц (заработка, прибыли) или плодов от использования собственного имущества, которые истец не получает в результате наступления обстоятельства, дающего право на возмещение, но и неполучение того приращения имущественной массы в результате исполнения должником своего обязательства, на которое он был вправе рассчитывать при заключении договора. Если продавец передал покупателю дефектный товар и покупатель решил его оставить, защита позитивного интереса покупателя может осуществляться в форме взыскания с продавца разницы между рыночной стоимостью реально переданного товара с дефектом на момент передачи и рыночной стоимостью, которую этот же товар – только без дефекта, имел бы на тот момент времени, когда данный товар должен был быть передан по договору. В такой ситуации упущенная выгода состоит в том, что покупатель получает от продавца менее ценное предоставление, чем покупатель имел право получить.

О непростом соотношении этого способа расчета упущенной выгоды с механизмом соразмерного уменьшения цены см. подп. «е» п. 1.10 комментария к настоящей статье. Во-вторых, упоминание обычных условий оборота означает, что законодатель, видимо, пытается подсказать судам необходимость учета разумной степени вероятности получения таких доходов. Когда речь идет о будущих доходах, всегда существует вероятность того, что онине были бы получены или были бы получены в меньшем размере и при отсутствии правонарушения (или иного обстоятельства, дающего основание для возмещения), и поэтому расчет упущенной выгоды неминуемо носит гипотетический характер. Сам по себе этот факт не является основанием для отклонения требования о возмещении упущенной выгоды, если стандарт доказывания причинно-следственной связи и размера такой выгоды соблюден. Упоминание обычных условий оборота указывает на то, что здесь, с одной стороны, нельзя допускать взыскания выгоды, которая была бы получена при отсутствии нарушения лишь с очень малой вероятностью, а с другой – нельзя проявлять и избыточную требовательность к доказательствам. Необходим некий разумный, сбалансированный подход. См. подробнее о доказывании причинно-следственной связи и стандарте доказывания п. 2.4–2.6 комментария к настоящей статье. (а) Методы расчета упущенной выгоды: доходы минус экономия на расходах Существуют различные методы расчета упущенной выгоды; в одних ситуациях уместно использовать одни методы, в других – иные. Так, типичным методом подсчета является метод «ожидаемый доход минус непонесенные издержки». Его разумно использовать тогда, когда истец может убедительно доказать, какие поступления от третьих лиц или плоды он мог получить, если бы не произошло нарушение.

Например, если в результате деликта или нарушения договора встал конвейер завода, и завод не смог в течение суток собирать автомобили, достаточно легко подсчитать с опорой на богатую статистику работы конвейера в прошлом и текущих на момент простоя продаж, какое количество автомобилей завод не собрал в результате простоя и, соответственно, сколько денежных средств он не получил от их реализации. Но под упущенной выгодой понимается чистый доход. Завод в течение этих суток не нес ряд переменных издержек, которые он нес бы, если бы конвейер работал (например, расходы на электричество, на материалы и т.п.). Такие сэкономленные издержки следует вычесть из объема не поступившей из-за простоя выручки, и полученная сумма будет представлять собой упущенную выгоду, подлежащую взысканию. Вычет сэкономленных издержек предписывает делать и ВС РФ в п. 2 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7: «Упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено» (курсив наш. – А.К., В.Б). Ранее в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 (п. 11) суды приводили пример:

«В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров». Сейчас этот пассаж утратил силу и исключен из данного Постановления в свете принятия Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25, но сама иллюстрация не утратила своей актуальности. Высшие суды обращают внимание на необходимость такого вычета регулярно (Постановление Президиума ВАС РФ от 4 ноября 1997 г. № 3924/97 и от 21 мая 2013 г. № 16674/12; п. 59 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом ВС РФ 23 сентября 2015 г.). При этом вычитать следует только сэкономленные переменные издержки, зависящие от объема выпуска. Естественно, себестоимость собираемого товара включает в себя и часть постоянных издержек, которые завод в краткосрочной перспективе несет независимо от того, стоит конвейер или работает (например, зарплата штатных рабочих, если она не носит сдельный характер, а также административного персонала; расходы на аренду цеха; проценты по кредиту и т.п.). Но вычитать ту или иную долю таких издержек неправильно, поскольку их приходится нести в течение этого дня простоя. Полученная выручка от реализации покрывает такие постоянные издержки. Поэтому если мы урежем в этой части упущенную выгоду, мы не позволим заводу покрыть указанные постоянные издержки. Другой пример: посредник не получил товар от производителя и не смог его перепродать с наценкой; если договор в итоге расторгнут, спекулятивная операция не состоится, и соответствующая маржа будет посредником утеряна.

В такой ситуации упущенная выгода будет считаться как цена планируемой перепродажи за минусом цены несостоявшегося приобретения и иных издержек, которые посредник нес бы, если бы торговая операция состоялась (например, транспортные издержки, таможенные пошлины и т.п.). Другая проблема состоит в следующем. Вычитание переменных издержек является следствием того, что взыскание убытков не должно приводить к улучшению положения пострадавшего, а должно лишь восстановить status quo (или защитить позитивный договорный интерес в рамках договорной ответственности), и посему образовавшиеся в результате нарушения выгоды должны зачитываться к выпадающей выручке. Это одно из проявлений правила compensatio lucri cum damno (см. подробнее п. 1.8 комментария к настоящей статье). Здесь, впрочем, возникает несколько проблем. Как быть, если бизнес пострадавшего лица носил убыточный характер. Например, из-за повреждения трамвай не вышел на маршрут, и трамвайное депо не смогло заработать ту или иную сумму от оказания транспортных услуг. Если сама эксплуатация данного трамвая была убыточной с точки зрения соотношения переменных издержек и выпадающей выручки, упущенная выгода оказывается отрицательной величиной и не подлежит взысканию. Та же ситуация имеет место и тогда, когда в примере с заводом конвейер работал в убыток, а в примере с торговым посредником он перепродавал товар себе в убыток по тем или иным соображениям (например, пытаясь отвоевать долю рынка у конкурентов). Получается, что нарушение помешало пострадавшему потерять деньги. С учетом этого напрашивается вывод о том, что в такого рода ситуациях взыскание убытков должно исключаться. Иначе возмещение убытков перенесет пострадавшего в положение, лучшее по сравнению с тем, которое бы имелось, не произойди нарушение его прав. Если с помощью метода «доходы минус сэкономленные расходы» подсчитывается упущенная выгода в прошлом, следует брать в расчет те цены, по которым пострадавшее лицо заказывало те или иные услуги, платило зарплату и т.п. в тот период, когда возникла упущенная выгода. Но если речь идет о взыскании выгоды, которая будет упускаться в будущем, и нужно определить размер будущей экономии на издержках, следует брать в расчет цены, которые имеются на момент рассмотрения спора (п. 3 ст. 393 ГК РФ). Эта дата ближе к моменту, когда такие сэкономленные расходы были бы понесены, если бы не состоялось нарушение.

Естественно, если в будущем цены на рынке изменились и уровень переменных издержек вырос или упал, корректировать судебное решение не требуется и стоит смириться с некоторой неточностью сделанного судом расчета упущенной выгоды. Например, если из-за возникшего по вине ответчика пожара завод будет простаивать два года в связи с закрытием на ремонт, и завод подает к делинквенту иск о взыскании упущенной выгоды до того, как этот период истек и появилась возможность подсчитать уже фактически утраченный чистый доход, заводу следует представить суду расчет переменных издержек, которые завод экономит из-за простоя конвейера, с учетом цен на материалы, энергию и т.п., которые имеются на момент рассмотрения спора. Впрочем, это, видимо, лишь опровержимая презумпция: если ответчик докажет, что в будущем такие расходы должны будут неминуемо вырасти (а соответственно, чистый выпадающий доход уменьшится), или истец докажет, что в будущем они, вероятнее всего, упадут (и чистый выпадающий доход увеличится), суд может сделать соответствующие поправки. Но в ряде случаев из существа нарушенного права и отношений сторон следует, что вычитать экономию на расходах не требуется. Это касается прежде всего тех ситуаций, когда нарушено личное неимущественное право на неприкосновенность здоровья, а экономия состоит в том, что пострадавший в результате утраты трудоспособности не прилагал свой труд. Такая трудовая экономия не дисконтирует выпадающие доходы. Например, если пострадавший в результате деликта гражданин-предприниматель не мог некоторое время вести предпринимательскую деятельность (например, готовить и продавать торты), при расчете упущенной выгоды выпадающая в связи с временной нетрудоспособностью выручка должна дисконтироваться на величину непонесенных переменных издержек (например, на покупку ингредиентов и т.п.). Но то обстоятельство, что он в течение периода ограниченной трудоспособности не трудился, а смотрел сериалы или читал романы, представляет собой своего рода побочный «выигрыш», который не имеет очевидного стоимостного содержания, поэтому учитывать этот «выигрыш» при определении упущенной выгоды неправильно и несправедливо. (б) Методы расчета упущенной выгоды: метод «до и после» Другой метод, который нередко условно обозначают как «до и после», работает следующим образом.

Если в результате правонарушения изменился уровень доходов пострадавшего или они вовсе исчезли, пострадавший может предложить суду сравнение своих чистых доходов, образующихся как разница между чистыми доходами (выручкой за минусом переменных издержек) за некий период до нарушения и фактическим чистым доходом за сопоставимый период после нарушения. Если последняя величина ниже первой, можно предположить, что эта разница и есть упущенная выгода из-за нарушения или наступления иного обстоятельства, дающего в силу закона основание для возмещения. Если величина доходов после нарушения вовсе равна нулю (например, в случае простоя магазина, который собственник был вынужден закрыть на время устранения последствий залива соседом этажом выше), мы просто проецируем прежние чистые доходы на соответствующий отрезок времени простоя. Такой отрезок времени для сопоставления должен быть сопоставим по длительности, сезонности и т.п. Естественно, ответчик может представить доказательства того, что это падение чистых доходов обусловлено иными обстоятельствами (например, общим падением того рынка, на котором работает истец).

Применимость этого метода подтвердил и ВС РФ в п. 3 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7: «…Если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и / или после того, как это нарушение было прекращено. Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором». Следует обратить внимание на то, что ВС РФ говорит о сопоставлении размеров прибыли заказчика, а не величин доходов за вычетом переменных издержек. Разница в том, что прибыль определяется на основе вычитания из общей выручки всех расходов, как переменных, так и постоянных.

Но в данном контексте это упрощение вполне логично (если предположить, что у заказчика весь бизнес сводится к этому магазину). Разумно предположить, что, если не доказано иное, удельный вес переменных и постоянных издержек в составе расходов постоянен, поэтому, если прибыль упала, соответствующая разница представляет собой чистый выпадающий доход без учета постоянных издержек. Естественно, каждая из сторон не лишена возможности обосновать те или иные поправки к такому грубому расчету. Особенности подобного расчета упущенной выгоды при взыскании выпадающих доходов гражданина в связи с причинением вреда здоровью установлены в ст. 1086 ГК РФ. Согласно п. 1 и 2 этой статьи «[р]азмер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности – степени утраты общей трудоспособности»; при этом «[в] состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, в частности, компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие.

Доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар включаются в состав утраченного заработка, при этом доходы от предпринимательской деятельности включаются на основании данных налоговой инспекции». Также здесь уточняется, что «[в]се виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов». Тот же метод подробно урегулирован в ст. 1089 ГК РФ при определении формулы расчета возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца. Так, согласно п. 1 данной статьи «[л]ицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни». Впрочем, следует признать, что данный метод не срабатывает, если у кредитора не было соответствующей истории экономической деятельности (своего «до»). Например, он не работает в тех случаях, когда деликт причиняет вред здоровью и снижает трудоспособность лица, которое ранее не работало (например, подростка). (в) Методы расчета упущенной выгоды: метод сравнимых показателей Другой метод подсчета упущенной выгоды состоит в том, чтобы спроецировать ту выгоду, которую получают другие лица, занимающиеся аналогичной деятельностью, в той же местности и в тот же период в сопоставимых обстоятельствах. Например, если собственник лишь открывает бакалейную лавку и не имеет достаточную историю доходов, но был вынужден отложить дату планируемого открытия из-за нарушения своих обязательств подрядчиком, который должен был обеспечить лавку необходимым оборудованием, но впал в просрочку, истец может попытаться представить статистику доходов других аналогичных магазинов в данной местности в начальный период их торговой деятельности. Естественно, здесь приходится делать множество допущений, но это характерно для гипотетического и примерного расчета, коим расчет упущенной выгоды практически всегда является. Известная доля гипотетичности и приблизительность отнюдь сами по себе не дискредитируют расчет упущенной выгоды, как верно указал ВС РФ в п. 14 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25. При этом, естественно, как истец, так и ответчик могут предлагать учесть ряд специфических обстоятельств, которые могут свидетельствовать в пользу того, что в реальности выгода истца могла бы быть больше или, наоборот, меньше. Проекция показателей других участников рынка задает лишь опровержимую презумпцию.

В контексте возмещения упущенного дохода при причинении вреда здоровью этот метод сравнимых показателей законодателем учтен в п. 4 ст. 1086 ГК РФ для случаев, когда у пострадавшего не было своей собственной истории заработка. Здесь сказано, что «[в] случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию… обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации». (г) Замещающая сделка и абстрактные убытки Если речь идет о нарушении договора и его правомерном расторжении в ответ на такое нарушение, кредитор в силу ст. 393.1 ГК РФ наделяется правом взыскать с нарушителя убытки взамен реального исполнения либо по формуле конкретной ценовой разницы, либо по формуле абстрактной ценовой разницы (абстрактные убытки). Если двусторонний возмездный договор расторгает в ответ на нарушение тот, кто должен был платить (арендатор, покупатель, заказчик), и этот кредитор заключает замещающую сделку, он вправе взыскать конкретную ценовую разницу между ценой расторгнутого договора и ценой замещающей сделки, если последней выше, и эта разница является реальным ущербом.

А если он в такой же ситуации рассчитывает абстрактную ценовую разницу между ценой расторгнутого договора и более высокой текущей рыночной ценой на аналогичный товар (работы, услуги и т.п.), речь идет об абстрактном, упрощенном расчете будущего или уже состоявшегося реального ущерба. Но если в описанных обстоятельствах пострадавшей от нарушения и расторгающей договор в ответ стороной является тот, кто по договору должен был осуществлять неденежное предоставление, и он взыскивает конкретную ценовую разницу в связи с заключением замещающей сделки по более низкой цене или абстрактную ценовую разницу в связи с падением цен на рынке, речь уже идет о взыскании конкретно или абстрактно рассчитанной упущенной выгоды. Так, например, если покупатель не внес предоплату, продавец правомерно в ответ расторг договор и продал тот же товар другому покупателю по более низкой цене, налицо упущенная выгода в виде ценовой разницы. Такую же упущенную выгоду может взыскать и банк, потребовавший досрочного погашения кредита в связи с нарушением договора и добившийся этого, а затем разместивший возвращенные средства по более низкой ставке в связи с падением ставок на рынке (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147). Та же ситуация и с расторжением договора аренды из-за его нарушения арендатором и заключением арендодателем замещающего договора аренды по более низкой цене (Определение СКЭС ВС РФ от 4 октября 2018 г. № 309-ЭС18-8924). Естественно, ответчик не лишен права доказывать, что истец заключил замещающую сделку не по рыночной цене и не предпринял разумных мер к митигации убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 января 2010 г. № 11479/09, Определение СКГД ВС РФ от 26 апреля 2016 г. № 57-КГ16-1). Если он преуспеет, суд уменьшит размер убытков по правилам ст. 404 ГК РФ. Но презюмируется разумность поведения кредитора при заключении замещающей сделки (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7). Главным условием успешного взыскания таких убытков является то обстоятельство, что замещающая сделка действительно заключена взамен расторгнутого договора (либо в разумный срок после расторжения, либо непосредственно до, в преддверии расторжения), предмет расторгнутого и замещающего договоров аналогичен или максимально схож, а неценовые условия сделок сопоставимы. Чем больше различаются предметы сделок или их неценовые условия, тем больше оснований относить разницу в ценах на эти факторы и не доверять конкретному расчету ценовой разницы в качестве базы для расчета убытков. При взыскании же абстрактной ценовой разницы подлежит доказыванию рыночная цена по сделкам с аналогичным предметом на сопоставимых неценовых условиях на момент расторжения договора. Нарушитель договора, впрочем, может доказывать, что кредитор потерял меньше, так как все-таки заключил замещающую сделку по более высокой цене, чем та, которая установилась на рынке на момент расторжения.

Другие детали доказывания убытков в виде конкретной или абстрактной ценовых разниц см. в комментарии к ст. 393.1 ГК РФ в рамках другого тома серии #Глосса1 . (д) Несостоявшееся приращение имущественной массы Как уже отмечалось, если должник осуществил дефектное предоставление, упущенная выгода может быть подсчитана как разница между рыночной ценой на то дефектное предоставление, которое было фактически предоставлено (определяемой на момент предоставления), с одной стороны, и рыночной ценой на то же предоставление, если бы оно было осуществлено без дефекта (определяемой на момент, когда предоставление должно было быть осуществлено), – с другой. Если первая меньше второй, значит, у кредитора имеется упущенная выгода в виде неприращения имущественной массы согласно тому, на что кредитор был вправе рассчитывать. Альтернативным здесь может быть механизм пропорционального снижения цены, соотношение которого с таким способом расчета упущенной выгоды может вызывать споры (см. подробнее подп. «в» п. 1.10 комментария к настоящей статье). (е) Учет приготовлений к получению доходов Согласно п. 4 ст. 393 ГК РФ «[п]ри определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления». Авторы нормы как бы пытаются вторгнуться в область доказательственного права и подсказать судам один из элементов доказательственной базы по делам о возмещении упущенной выгоды, наличие которого может учитываться при определении соблюдения стандарта доказывания. Безусловно, при оценке доказательств упущенной выгоды, ее размера и причинной связи суд может учитывать сделанные приготовления и принятые меры, направленные на получение такой выгоды. И действительно, суды часто отказывают во взыскании упущенной выгоды, если вероятность получения такой выгоды не подтверждается принятыми истцом мерами приготовления к ее получению (Определение СКГД ВС РФ от 19 января 2016 г. № 18-КГ15-237, Определение СКЭС ВС РФ от 29 января 2015 г. по делу № 302-ЭС14-735, А19-1917/2013, Постановление Президиума ВАС РФ от 21 мая 2013 г. № 16674/12). Но это не значит, что данный фактор является необходимым условием доказывания упущенной выгоды.

Как справедливо указано в абзаце втором п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, «в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения». Так, например, для обоснования выпадающих доходов в связи с простоем конвейера не нужно доказывать, что завод уже заключил конкретные сделки по реализации того объема продукции, который он планировал собрать за период простоя; если доказано, что ранее эта продукция реализовывалась, есть все основания презюмировать наличие упущенной выгоды в том или ином размере. (ж) Доказывание упущенной выгоды при некоммерческом характере деятельности пострадавшего Если нарушен договор, который кредитором заключался не в целях извлечения доходов, или в результате деликта пострадавший был лишен возможности осуществлять деятельность, которая не была направлена на извлечение доходов, высчитать упущенную выгоду затруднительно. Ведь выпадающих доходов здесь нет, и в результате нарушения не наблюдается эффект подрыва ожиданий в отношении приращения имущественной массы истца. В то же время некоммерческий характер деятельности истца сам по себе не исключает взыскание упущенной выгоды, если истец потерял возможность извлечь некий доход, который он намеревался использовать в некоммерческих целях. Так, например, представим, что в результате нарушения договора ответчиком несколько дней не работал используемый благотворительным фондом сервис приема пожертвований в Интернете, и фонд не смог собрать некий обычно собираемый объем пожертвований. Как представляется, эти выпадающие пожертвования могут быть взысканы с нарушителя в составе упущенной выгоды. Таким образом фонд получает возможность извлечь средства, которые он рассчитывал извлечь, и направить их на те благотворительные цели, ради которых он существует.

Иначе говоря, цели извлечения выпадающих доходов значения не имеют. Кроме того, кредитор в случае получения дефектного предоставления по договору не лишен возможности заявить о соразмерном уменьшении цены или потребовать взыскания упущенной выгоды в виде разности ценностей обещанного по договору и фактически предоставленного (см. подробнее подп. «д» п. 2.2 комментария к настоящей статье). Если в результате деликта причинен вред здоровью человека, который не работал (а жил, например, на пассивные рентные доходы, которые не зависят от его трудоспособности), закон (п. 4 ст. 1086 ГК РФ) позволяет ему рассчитать убытки абстрактным методом. Суд должен в такой ситуации учесть «заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации». Если пострадал человек, не присутствующий на рынке оплачиваемого труда, а занимающийся домашним хозяйством, может быть использован тот же абстрактный метод расчета упущенной выгоды (либо подсчитан реальный ущерб в виде расходов на наем домашней прислуги, которая будет выполнять те же функции, которые выполнял пострадавший до утраты своей «домохозяйственной» трудоспособности). Может ли такой же абстрактный метод использоваться при иных нарушениях (нарушении договора, причинении вреда имуществу и т.п.), вопрос спорный. Как представляется, это по общему правилу невозможно, а соответствующая норма п. 4 ст. 1086 ГК РФ представляет собой льготу для потерпевшего при нарушении такого чувствительного абсолютного права, как неприкосновенность здоровья. В то же время возможно обсуждать применение данной нормы по аналогии для случаев нарушения иных личных неимущественных прав.

Например, если некто незаконно удерживал в зиндане потерпевшего, который до этого не работал и, скорее всего, не работал бы, находясь на свободе, потерпевший, чье неимущественное право на личную свободу было грубо попрано, может рассчитать упущенную за время заточения выгоду посредством абстрактного метода, указанного в п. 4 ст. 1086 ГК РФ. Поэтому, признавая объективную проблему доказывания упущенной выгоды в такого рода ситуациях, нельзя сказать, что кредитор (или потерпевший в результате деликта), не ведущий деятельность, направленную на извлечение доходов, вовсе лишен возможности взыскать упущенную выгоду. (з) Проблема смещения доходов При взыскании упущенной выгоды следует учитывать, что иногда у истца за тот или иной отрезок времени действительно выпадают доходы, но это выпадение не абсолютное и будет компенсировано ростом доходов в будущем. Если спрос на продукцию или услуги истца устроен таким образом, что не реализованные им товары или услуги в один период будут неминуемо реализованы им в будущих периодах, упущенной выгоды нет. Например, допустим, что из-за нарушения ответчика рыболовная компания не смогла в течение месяца выпускать в море рыболовецкое судно и за этот период не заработала 20 млн руб. чистого дохода. Казалось бы, налицо упущенная выгода. Но далее представим, что у истца имеется годовая квота вылова, ограничивающая объем вылова для него, и он всегда ее выбирал максимально. В такой ситуации вполне можно предположить следующее: то, что он не выловил за этот месяц, он в состоянии выловить в последующие в пределах квоты. Такая же ситуация возникает во всех ситуациях, когда возможный объем доходов для истца ограничен. Здесь выпадающие за один период доходы компенсируются приращением доходов в последующий период. Как представляется, этот фактор должен учитываться при определении упущенной выгоды. Если эффект полного смещения доходов налицо, суд должен отказать во взыскании упущенной выгоды


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.