website templates free download


Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в 2015 году Российская Федерация столкнулась с большим спортивным скандалом. Всемирное антидопинговое агентство (WADA) обвинило российских легкоатлетов в массовом употреблении допинга.

Этот скандал в дальнейшем привел к тому, что Всероссийская федерация легкой атлетики была исключена из Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), а также российские спортсмены были дисквалифицированы с Летних Олимпийских и Летних Паралимпийских игр в 2016 году. Такая ситуация порождает необходимость изучения правовых аспектов борьбы с допингом. Цель исследования – изучить правовые аспекты борьбы с допингом в спорте. Для достижения цели выделяются следующие задачи: 1. Проанализировать действующее законодательство о допинге в России и других странах. 2. Обобщить опыт зарубежных стран по борьбе с допингом и их мнение относительно способов борьбы с допингом. 3. Сравнить мнения российских и зарубежных экспертов по поводу правового регулирования допинга.

Методы исследования: теоретический анализ и обобщение данных, сравнительно-правовой анализ, исторический метод, метод толкования правовых норм. Необходимость в разработке системы унифицированных правовых актов (национальных и международных), направленных на борьбу с допингом, назрела после велогонки Тур де Франс 1987 г., когда победитель соревнований, Стивен Роуч, был уличен в употреблении допинга и должен был быть дисквалифицирован, если бы Международная федерация велоспорта имела списки запрещенных препаратов, соответствующих списку Международного олимпийского комитета (МОК).

Приняв нормативное решение по вопросу унификации запрещенных медицинских препаратов, МОК рекомендовал международным федерациям установить в своих нормативных актах единые меры наказания спортсменов за применение допинга: временная дисквалификация на 2 года при первом нарушении, пожизненная дисквалификация при повторном обнаружении допинга. При случайном применении запрещенных препаратов (например, эфедрина или кофеина) — 3 месяца за первое нарушение, 2 года — за второе, пожизненная дисквалификация — за третье [1, с. 512]. Создание единой системы допингового контроля и санкций видится особо актуальным в связи с введением внепланового контроля, под которым предполагается проведение независимой группой специалистов контроля вне соревнований в любое время и в любом месте без предварительного оповещения. Одной из первых, принявших решение о проведении внепланового контроля, стала IAAF, где с 1 января 1989 г. вступила в силу программа борьбы с допингом, одним из положений которой является внезапный допинговый контроль. Правовой основой для проведения взаимного внепланового контроля между бывшим СССР и США стала конвенция против допинга ETS № 135. Несмотря на острую необходимость создания единой системы допингового контроля, в обсуждении его проекта прозвучали серьезные возражения, имеющие достаточно обоснованную аргументацию с точки зрения права. Например, введение внепланового контроля на национальном уровне вызывает во многих странах протесты юристов.

Так, эксперты Немецкого спортивного союза расценивают принуждение спортсменов к прохождению внепланового контроля как «ограничение личной свободы» [2, с. 175–176.]. Анализируя эту проблему, следует отметить, что в системе прав и обязанностей граждан раскрывается, с одной стороны, свобода, с другой — ответственность перед государством. В правах личности спортсмена как гражданина закреплены ее социальные возможности в экономической, социально- культурной, политической и личной жизни. Следует отметить, что профессиональные спортсмены находятся под охраной закона, поскольку получают гонорары после заключения контрактов и при подготовке и участии в соревнованиях. Кроме того, они пользуются определенными льготами, предусмотренными различными отраслями права (в сфере охраны здоровья, компенсации при несчастных случаях, травмах в спорте, при получении профессиональных заболеваний и т.д.). Несмотря на медицинский контроль, применение допинга и других стимулирующих средств, вредных для здоровья, вызывает опасность дисквалификации как самого спортсмена, так и команды и страны, которую он представляет.

Возникает вопрос: кто будет нести ответственность за причиненный ущерб в связи с дисквалификацией, поскольку у спортсменов на основании заключенного контракта имеются определенные обязанности перед клубом и страной. Этот вопрос затрагивает конституционные права гражданина и поэтому не может быть предметом дискуссионного обсуждения. Представляется, что в данном случае отношение гражданина (спортсмена) и государства должны строиться на принципе взаимоответственности сторон. Получается, что, несмотря на целый ряд нормативных актов по вопросам прав и свобод граждан , применение допинга спортсменами представляется спорным с точки зрения проведения их принудительного тестирования. В то же время, учитывая всю серьезность указанной проблемы, ее решение можно разделить на два этапа: на первом — достижение свободного волеизъявления спортсмена (гражданина) о согласии проведения допингового теста и на втором — организационно-правовое оформление последующих отношений.

В этом плане привлекает внимание опыт Швеции, в которой в связи с антидопинговой борьбой введены «допинговые контракты». Такой контракт в случае его заключения предусматривает, что если спортсмен, не подписавший его, уклоняется от допингового теста или его анализы дадут положительную реакцию, то он обязан возвратить все полученные денежные средства и подвергается дисквалификации на 2 года. Все больше вопросов государственно-правового порядка возникает при введении внепланового контроля в международном масштабе: это проблемы свободного въезда в страны с допинговым тестированием, разнообразие национальных правовых систем, отсутствие в международном праве твердой юридической основы для подобных мероприятий. Решение проблемы правового регулирования указанных аспектов видится в следующем: 1. в организации тесного сотрудничества международных спортивных организаций с правительствами, с правовой фиксацией принципов этих взаимоотношений в соответствующих договорах; 2. в оказании со стороны государственных органов финансовой помощи МОК (по оценкам МОК требуется 500 тыс. долл. на одну такую лабораторию). Говоря о необходимости тщательной правовой проработки отдельных содержательных моментов проекта единой системы допингового контроля, следует обратить внимание и на необходимость четкой юридической регламентации самого процесса его проведения.

О серьезности проблемы организации борьбы с допингом свидетельствует тот факт, что к ее обсуждению обратились не только спортивные, но и международные правительственные организации. «Пионером» по решению вопроса об организации борьбы с допингом стал Европейский совет, который в 1984 г. принял документ о борьбе с допингом в Западной Европе. В плане проведения организационных мероприятий по борьбе с допингом заметное влияние оказала I Всемирная конференция по борьбе с допингом в спорте, организованная в Оттаве в 1988 г. Министерством по делам молодежи, физической подготовки и спорта Канады и МОКом.

Нормативным актом, в котором зафиксированы итоги работы конференции, стала принятая конференцией Международная хартия по борьбе с допингом. Вторым уровнем нормативного реагирования стало обсуждение Хартии на II Конференции министров спорта, на которой было рекомендовано всем правительственным и неправительственным спортивным организациям ратифицировать этот документ. Принципиальное значение Хартии заключается в том, что в ней сформулирована единая стратегия борьбы с допингом, унифицированы положения антидопингового контроля, а главное предусмотрено сотрудничество между спортивными общественными объединениями (олимпийскими комитетами, федерациями и т.п.) и государственными органами и ответственность каждой из сторон. Как отмечено в ч. 1 Хартии, подписавшие ее страны и организации, оставляя за МОК ведущую роль в утверждении и в наблюдении за ее осуществлением, свидетельствуют, что они принимают основополагающие элементы общей политики и стратегии борьбы с допингом и берут на себя ответственность за применение ее в рамках своей компетенции.

В ч. II Хартии сформулирована ответственность спортивного сообщества, правительственных организаций и взаимная ответственность сторон. Хартия предусматривает, что все спортивные организации при принятии или изменении своей программы борьбы с допингом обязаны придерживаться единых элементов стратегии. Международные федерации при этом обязаны обеспечивать выполнение правил национальными федерациями. Все международные и национальные спортивные федерации должны иметь четкие критерии, оговаривающие право спортсменов на участие в соревнованиях. В данном случае имеется в виду, во-первых, обязательство любого спортсмена, желающего принять участие в соревнованиях, подвергнуться контролю на допинг; во-вторых, недопустимость участия в соревнованиях спортсменов, отстраненных в результате нарушений положений о допинге спортивными организациями любой страны. Что касается системы санкций, то Хартия оговаривает, что они должны иметь одинаковую силу как для различных видов спорта в одной стране, так и для международных федераций, применяться ко всем виновным, включая тренеров, менеджеров, функционеров аппарата управления ФКС, медицинский персонал и т.д. Из этого следует, что для борьбы с допингом нужна консолидация и координация всех сил, средств и методов. Необходимо содействие правительственных и неправительственных организаций, национальных институтов, общественности. Пока же о таком единстве говорить преждевременно, ибо в действиях заинтересованных сторон наблюдается несогласованность.

Оценивая с позиций административного и уголовного права вопросы ответственности за применение допинга, следует отметить, что до сих пор в различных национальных спортивных федерациях существуют полярные меры наказания за одни и те же нарушения. Именно на это обстоятельство внимание мировой спортивной общественности обратил президент медицинской комиссии МОК Александр де Мерод. По его мнению, назрела насущная необходимость повсеместно ввести стройную систему, всесторонне регламентирующую единый подход к «преступлению и наказанию». Во-первых, считает Мерод, необходимо разграничить преднамеренное и непреднамеренное использование допинговых препаратов; во-вторых, выносить решение в соответствии с тяжестью содеянного. Под преднамеренным использованием глава медицинской комиссии МОК предлагает считать применение таких запрещенных средств, как анаболические стероиды, стимулирующие вещества типа амфетаминов, другие наркотики. Им предлагаются следующие санкции: за первое нарушение — трехлетняя дисквалификация, после вторичного нарушения — пожизненная. Непреднамеренным, по мнению Мерода, следует считать использование таких лекарств, как эфедрин и кодеин, тоже включенных в список запрещенных медикаментов. Здесь наказания такие: за первое нарушение — трехмесячная дисквалификация, за второе — двухгодичная, за третье — пожизненная. Что касается нашей страны, то подобная терминология применительно к нашей системе права невозможно.

В теории российского уголовного и административного права таких понятий, как «преднамеренное» и «непреднамеренное» правонарушения попросту не существует. Несмотря на это события последних лет, а также общемировая практика диктуют нам такие условия, в которых необходимость разработки антидопингового законодательства в России растёт день ото дня. Так, С.А. Ищенко предлагает издать «Сборник спортивных законов», в котором, в частности, предусматривается обязанность не только спортсменов, но и судей подвергаться допинг-контролю [3, с. 224–225]. В качестве санкций он предлагает отстранить спортсмена от соревнований сроком на 3 мес., если он уличается в приеме «легкого стимулятора», и на 2 года в случае использования «сильных и опасных стимуляторов». При повторном случае спортсмен лишается права выступления на международных соревнованиях пожизненно. Представляется необходимым и налаживание нормативно урегулированной интеграции действий компетентных органов по борьбе с допингом и в международном масштабе, что в значительной мере зависит от продуктивности правовых мер по борьбе с допингом в каждой из стран, входящих в международное спортивное сообщество.

Крупным событием последних лет, вызванным быстрыми переменами в области борьбы с допингом, стало принятие Международной конвенции о борьбе с допингом в спорте, цель которой в рамках стратегии и программы деятельности ЮНЕСКО в области физического воспитания и спорта заключается в содействии предотвращению применения допинга в спорте и борьбе с ним.

Подводя итог, необходимо сказать, что актуальность проблемы борьбы с употреблением допинга постоянно возрастает, а значит, возрастает роль и права, как способа закрепления запрещающих допинг норм. В работе было проанализировано действующее законодательство о допинге в мире, выделены основополагающие нормативно-правовые акты, регулирующие отношения по борьбе с допингом. По результатам этого анализа была выявлена необходимость в кодификации норм спортивного права и усилении интеграции между компетентными органами по борьбе с допингом как в национальном, так и в международном масштабе.

Список использованной литературы: 1. Алексеев. С.В. Спортивное право России. Правовые основы физической культуры и спорта: учеб./ С.В. Алексеев; под ред. П.В. Крашенинникова.М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2012. – 666 с. 2. Братановский С.Н. Организационно-правовые проблемы управления физической культурой и спортом. Саратов, 2009. – 224 с. 3. Ищенко С.А. Организация и управление международным спортивным движением на современном этапе (теория и практика): дис. … д-ра пед. наук. СПб., 1997. – 309 с. © Шиховцова Л.Г., Логинов В.С., Смолева Ю.А., 2017


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.