Финансовый эксперт Юридическая помощь онлайн!

Военнослужащие по контракту

О некоторых проблемах приватизации военнослужащими занимаемых жилых помещений

1 июля 2010 13:33:11

Начало 90-х гг. ХХ в. в России характеризуется кардинальными изменениями в жилищных отношениях между государством и его гражданами. Одним из таких изменений стал правовой переход от ранее существовавших обязательств государства обеспечивать жилищем бесплатно всех граждан, нуждающихся в нем, вне зависимости от их социального статуса и положения, к новому обязательству государства обеспечивать жилыми помещениями бесплатно или за доступную плату не всех нуждающихся в жилище граждан, а лишь отдельные, в соответствии с социальным статусом, категории граждан: в виде социальной помощи – для малоимущих граждан и в виде вознаграждения за их службу государству или особые заслуги перед ним – для ряда "иных граждан" (судей, прокуроров, военнослужащих, ряда других категорий граждан), что нашло нормативно-правовое отражение в нормах ст. 40 Конституции Российской Федерации, а затем и в нормах Жилищного кодекса Российской Федерации.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 5 апреля 2007 г. N 5-П указал, что, отнеся к лицам, которых государство обеспечивает жилищем бесплатно или за доступную плату, военнослужащих и граждан, выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, законодатель исходил из того, что, по смыслу ст. 37 (чч. 1 и 3) и ст. 59 Конституции Российской Федерации, рассматриваемых во взаимосвязи с ее ст. 71 (п. "м"), ст. 72 (п. "б" ч. 1) и ст. 114 (пп. "д", "е" ч. 1), военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах, а лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции. Этим, а также самим характером военной службы, предполагающим выполнение военнослужащими обязанностей, которые сопряжены с опасностью для их жизни и здоровья, и иными специфическими условиями прохождения службы определяются особый правовой статус военнослужащих, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним, что требует от законодателя установления как для них, так и для лиц, выполнивших обязанности военной службы по контракту, дополнительных мер социальной защиты, в том числе в сфере жилищных отношений, что нашло отражение в нормах ст. 15 "Право на жилище" и других статей Федерального закона "О статусе военнослужащих".

Так, нормами абз. 1 п. 1 ст. 15 указанного Закона была введена важная гарантия: "Государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение…", чем юридически были закреплены обязательства государства по обеспечению военнослужащих жилищем для постоянного проживания бесплатно или за доступную плату.

Другим кардинальным изменением в жилищном законодательстве России стала гарантия (и ее правовое обеспечение) развития частного жилищного фонда, в том числе и путем предоставления всем гражданам Российской Федерации возможности получения занимаемых ими по договорам социального найма жилых помещений из государственного и муниципального жилищных фондов в частную собственность этих граждан, что получило официальное название "бесплатная приватизация жилых помещений".

В целом в настоящее время нормами гражданского и жилищного законодательства Российской Федерации предусмотрены следующие возможные формы получения жилища в собственность граждан:
– приватизация (безвозмездная передача в собственность) занимаемых гражданами жилых помещений по договорам социального найма;
– приобретение (покупка) жилого помещения по гражданско-правовому договору (купли-продажи, ренты и др.), в том числе с помощью государственных жилищных субсидий, включая использование средств государственных жилищных сертификатов;
– дарение жилого помещения (получение жилища по договору дарения);
– строительство жилища за счет собственных средств и средств кредитов и др.
В рамках настоящей статьи рассмотрим одну из вышеназванных форм – бесплатную передачу в собственность военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, занимаемых ими по договорам социального найма жилых помещений (приватизация), а также возможные формы замены права на приватизацию жилища.

Для лучшего понимания сути указанного вопроса рассмотрим вначале нормативное регулирование права военнослужащих на бесплатную приватизацию жилых помещений, в которых они проживают, в ракурсе его исторического развития.

Бесплатная приватизация – уникальный правовой институт, присущий только России и характерный для эпохи смены социально-политического строя нашего государства (и перехода от общенародной собственности к частной). Суть приватизации состоит в том, что государство юридически передает часть общенародной (государственной) собственности (жилые помещения, средства производства, природные ресурсы, земля) в частную собственность своих граждан.

Так, одним из первых законов новой России стал Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 4 июля 1991 г. N 1541-I, ст. 2 которого всем гражданам Российской Федерации, без какого-либо исключения по профессии, по социальному положению или иным признакам, было дано важное социальное право на бесплатную приватизацию занимаемых ими жилых помещений, которые они ранее получили от государства для проживания, т.е. перевод этих жилых помещений из государственной собственности в их частную собственность, что отвечает интересам самих граждан, так как изменяет их социально-правовой статус (из нанимателей жилых помещений они становятся их собственниками) и расширяет их права по пользованию и распоряжению этими жилыми помещениями. Приватизация жилых помещений отвечает интересам и государства, так как бремя содержания и ремонта приватизированных жилых помещений переходит от государственных и муниципальных жилищных организаций к самим гражданам – собственникам этих жилых помещений.

Однако в конституционно значимых и социальных целях государство должно было сохранить часть жилищного фонда в своей (государственной) собственности. Поэтому нормами ст. 4 указанного Закона был введен запрет на приватизацию четырех видов жилых помещений, в том числе запрет на приватизацию жилых помещений в домах закрытых военных городков и на приватизацию практически всех служебных жилых помещений.

При анализе норм Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" следует учесть то, что по своей юридической природе они являются общими нормами, т.е. дают право на приватизацию жилых помещений не только военнослужащим, но и всем другим гражданам, вне зависимости от их социального статуса, имущественного положения, заслуг перед государством или каких-либо других обстоятельств. Также следует учесть, что общие нормы названного выше Закона имеют временные рамки, т.е. срок бесплатной приватизации жилищ, указанный в этом Законе, ограничен по времени. В настоящее время срок бесплатной приватизации жилых помещений для граждан Российской Федерации продлен еще на три года.

А для военнослужащих основы государственной политики в области их правовой и социальной защиты, в том числе реализации ими права на жилище, были впервые установлены в Законе Российской Федерации "О статусе военнослужащих" от 22 января 1993 г. N 4338-I. Так, п. 1 ст. 17 "Право собственности. Льготы по налогам" этого Закона для военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей была установлена важная правовая гарантия: "Военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей наравне с другими гражданами Российской Федерации государство гарантирует получение доли государственной собственности в процессе ее приватизации" (выделено автором), в том числе и при приватизации полученных от государства жилищ.

А нормами п. 10 ст. 15 "Право на жилище" Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" была дана другая гарантия: "Военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а также граждане, уволенные с военной службы с указанной продолжительностью военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, имеют право безвозмездно получать в собственность занимаемые ими жилые помещения, независимо от их размеров, в домах государственного, муниципального и ведомственного жилищных фондов (кроме закрытых военных городков)", которая по своей юридической природе являлось специальным правом на приватизацию ведомственных жилых помещений, присущим не всем гражданам Российской Федерации, а лишь тем из них, которые являлись военнослужащими и гражданами, уволенными с военной службы.

Из сравнительного анализа ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" можно сделать следующие выводы:
– во-первых, нормы о праве на приватизацию полученных от государства жилищ были практически полностью аналогичны по форме и по сути в обоих этих законах;
– во-вторых, в отличие от общего права, хотя в нормах ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" на это и нет прямого указания, из буквального их смысла все же следует, что п. 10 ст. 15 этого Закона дает военнослужащим специальное право на приватизацию не любого жилого помещения, в котором они проживают (как общее право), а только того жилого помещения, которое было ими получено во время военной службы от Министерства обороны Российской Федерации, т.е. право на приватизацию жилища из ведомственного жилищного фонда Министерства обороны Российской Федерации;
– в-третьих, в отличие от общего для всех граждан права на приватизацию жилища, не ограниченного какими-либо условиями, законодатель ограничил специальное право на приватизацию ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации тремя дополнительными условиями: это право дано только самим военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы (т.е. члены их семей не могли этим правом пользоваться самостоятельно, а только через военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы); и это право у военнослужащего появлялось только по достижении общей выслуги военной службы 20 лет и более, а при увольнении его с военной службы с указанной выслугой лет – только при дополнительном условии "льготного" основания увольнения: т.е. только при увольнении по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями. Таким образом, законодатель придал специальному праву военнослужащих на приватизацию ведомственных жилых помещений фактически "наградной" характер, так как это право реально предоставлялось им только лишь за их заслуги в военной службе.
На первый взгляд, при наличии общего права на приватизацию жилых помещений, не ограниченного ничем, введение законодателем для военнослужащих специального права, ограниченного рядом условий, при аналогичности порядка приватизации жилых помещений, не имело никакого смысла.

Однако, по мнению автора, причина состояла в кардинальных различиях юридической природы и в специфичности смысла, придаваемого в Министерстве обороны Российской Федерации и в других ведомствах Российской Федерации таким понятиям, как "жилое помещение для постоянного проживания" и "ведомственный жилищный фонд", что в целом заключалось в следующем.

Так, до 2005 г. в жилищном законодательстве России фактически не было такого юридического термина как "жилое помещение по договору социального найма". То, что сейчас юридически, по цели использования, именуется "жилым помещением по договору социального найма", ранее юридически именовалось "жилым помещением, предназначенным для постоянного проживания" и находилось в общенародной (государственной) собственности.
А, как следует из Толкового словаря, "ведомственный" – принадлежащий какому-то государственному ведомству, организации, предприятию. По нормам же ст. 6 действовавшего до 2005 г. Жилищного кодекса РСФСР все жилые помещения, находившиеся в ведении министерств, государственных комитетов и ведомств (ведомственный жилищный фонд), были отнесены исключительно к государственному жилищному фонду, т.е. формально считались государственной (общенародной) собственностью.

И как ранее, так и сейчас в жилищном законодательстве России не были четко и конкретно определены такие понятия, как "ведомственное жилое помещение" и "ведомственный жилищный фонд". Поэтому, по сути, по своей юридической природе и по целям использования "ведомственный жилищный фонд" представлял собой своеобразный гибрид общежитий, служебных жилых помещений и жилых помещений для постоянного проживания, которые, формально считаясь государственной (общенародной) собственностью, реально находились в полном распоряжении отдельных ведомств, организаций и предприятий.
Однако состав, юридическая природа формирования и цели использования "ведомственного жилищного фонда" в разных ведомствах Российской Федерации, организациях и на предприятиях были разными.

Так, все промышленные, сельскохозяйственные и иные предприятия и организации вели жилищное строительство за счет собственных средств (за счет прибыли предприятий или из средств на цели собственного развития, получаемых из других источников), а обеспечение ведомственным жилищем преследовало цель закрепить за предприятием ценного и нужного для него работника. В советское время большинство предприятий и ведомств не испытывали недостатка средств на жилищное строительство, а потому у них и не было особой нужды в формировании сугубо служебного жилищного фонда для своих работников. Поэтому многие предприятия и организации предоставляли своим работникам из ведомственных жилищных фондов в основном жилища для постоянного проживания (с такими же правами их нанимателей, какие сейчас даны нанимателям жилых помещений по договорам социального найма). И кроме того, по законам РСФСР многолетняя добросовестная работа на одном предприятии или в организации (как правило, 10 лет и более) давала работникам, получившим служебное жилое помещение, право требовать от ведомства, на балансе которого находилось это жилище, перевести его в категорию жилого помещения для постоянного проживания.
Граждане – наниматели ведомственных жилых помещений для постоянного проживания по своим правам бессрочного пользования и распоряжения ими немногим отличались от собственников этих жилищ, т.е., выдав своему работнику ведомственное жилое помещение для постоянного проживания, ведомство или предприятие, оставаясь формально, от лица государства, собственником этого жилища, реально теряло практически все права на него. При таких условиях приватизация этих ведомственных жилищ, т.е. передача их в собственность граждан-нанимателей, лишь "узаконивала" сложившееся положение в жилищных отношениях и не могла существенно нарушить права и интересы тех ведомств и предприятий, на балансе которых находились эти ведомственные жилые помещения для постоянного проживания.
В начале 90-х гг. ХХ в. многие предприятия и организации изменили форму собственности или были полностью ликвидированы. А потому большинство ведомственных жилых помещений оказались либо вообще "бесхозными", либо "ненужной обузой" для новых собственников предприятий и организаций, на чьем балансе они ранее находились. В таких условиях наилучшим выходом была передача жилищ "ведомственного жилищного фонда" из государственной собственности в муниципальную собственность или в частную собственность отдельных граждан. Поэтому правовое разрешение государства на приватизацию таких "ведомственных жилищ" (включая служебные жилые помещения и жилые помещения в общежитиях) было конституционно оправданным и социально необходимым.

Иная, по сути, юридическая природа была изначально, как и сейчас, у "ведомственного жилищного фонда" Министерства обороны Российской Федерации.
Во-первых, весь "ведомственный жилищный фонд" Министерства обороны Российской Федерации как ранее, так и сейчас, формировался и формируется исключительно из средств федерального бюджета (в том числе за счет строительства Министерством обороны Российской Федерации жилищ за счет собственных средств, – ведь реально эти средства также выделены этому министерству из федерального бюджета на развитие либо, хотя и получены в результате коммерческой или иной деятельности, считаются государственными средствами). Весь "ведомственный жилищный фонд" Министерства обороны Российской Федерации по-прежнему является составной частью федерального жилищного фонда, т.е., предназначен для обеспечения выполнения задач общефедерального значения.
Во-вторых, главной целью формирования "ведомственного жилищного фонда" Министерства обороны Российской Федерации изначально было и остается сохранение в распоряжении данного министерства такого количества ведомственных жилых помещений, которое позволяло бы обеспечивать интересы обороны и безопасности России, в том числе, как это установлено законами, обеспечить военнослужащего по месту службы жилищем в течение трех месяцев. Таким образом, фактически большинство ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации реально предназначены не для постоянного, а преимущественно для временного проживания военнослужащих (т.е. на время их военной службы) и юридически приравнены по статусу к служебным жилым помещениям.
И безусловно, ничем не ограниченная приватизация указанных ведомственных жилых помещений по нормам Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" может, в отличие от приватизации ведомственных жилищ других ведомств, существенно нарушить не только ведомственные интересы Министерства обороны Российской Федерации, но и государственные интересы России. Однако в то же время, в силу гарантий ст. 19 Конституции Российской Федерации, даже и в государственных интересах военнослужащие не должны подвергаться дискриминации в правах по отношению к другим гражданам, которые также проживают в ведомственных жилищах, но принадлежащих не Министерству обороны Российской Федерации, а другим ведомствам. Государство вправе ограничить военнослужащих в их праве на приватизацию ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации, но не вправе лишать их этого права полностью.

Таким образом, с учетом указанных обстоятельств становятся понятными юридические природа и сущность специального права на приватизацию ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации, предоставленного нормами п. 10 ст. 15 "Право на жилище" Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих", и указанного в них запрета на приватизацию одних только жилых помещений в закрытых военных городках, но без указания запрета на приватизацию служебных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации, т.е. это право допускало приватизацию практически всех ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации, в том числе и части служебных жилых помещений, но лишь самим военнослужащим и гражданином, уволенным с военной службы, и лишь при наличии у них указанных в ст. 15 Закона условий.
Однако развитие общих норм, регулирующих в России жилищные отношения и отношения собственности, требовало совершенствования и специальных норм военного законодательства, регулирующих эти же отношения. Поэтому 27 мая 1998 г. федеральный законодатель принял новый закон – Федеральный закон "О статусе военнослужащих" (N 76-ФЗ), в п. 6 ст. 15 "Право на жилище" которого указал новое специальное право на приватизацию ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации: "Военнослужащие-граждане, а также граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей имеют право безвозмездно получать в собственность занимаемые ими жилые помещения (здесь и далее выделено автором) в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, за исключением служебных жилых помещений и жилых помещений в закрытых военных городках.

Из сравнительного анализа данного специального права с аналогичным правом Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" следует, что, с одной стороны, законодатель расширил круг лиц, на которых оно может быть распространено: указал не только военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, но и членов их семей, что соответствует целям социальной справедливости, позволяя, например, приватизировать ведомственные жилые помещения Министерства обороны Российской Федерации, в которых они сейчас проживают, и вдовам погибших или умерших военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы. Законодатель убрал из норм названного Федерального закона такие ограничения права на приватизацию ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации, как обязательный учет стажа военной службы (20 лет и более) и "льготного" основания увольнения, что справедливо расширяет возможности применения этого права всеми военнослужащими и гражданами, уволенными с военной службы, независимо от выслуги лет и основания их увольнения.
Однако, с другой стороны, в п. 6 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27.05.98 г. N 76-ФЗ появилось новое ограничение специального права на приватизацию ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации – запрет на приватизацию не только жилищ в закрытых военных городках, но и служебных жилых помещений, которого не было ранее в нормах п. 10 ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих".

По мнению автора, это было вызвано той неопределенностью в правовом регулировании вопросов приватизации ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации, которую создало отсутствие такого запрета в п. 10 ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих", что привело к отчуждению из распоряжения Министерства обороны Российской Федерации большого количества ведомственных жилых помещений (необходимых для служебных целей) в собственность военнослужащих. Все это значительно уменьшило "ведомственный жилищный фонд" Министерства обороны Российской Федерации в "открытых" городах Российской Федерации, в том числе в Москве, и отразилось на вопросах обеспечения жилищем тех военнослужащих, которые прибыли на новое место службы и не могли получить от Министерства обороны Российской Федерации даже служебное жилище в течение трех месяцев, как это гарантировано Законом. Безусловно, при таких условиях интересы обороны и безопасности государства требовали правового урегулирования вопроса о создании в Министерстве обороны Российской Федерации фонда "служебного жилья" и о защите его от произвольного отчуждения из распоряжения данного министерства: ведь военнослужащий не может быть "бомжом" и у него не должна "болеть голова" о жилищных условиях его семьи во время службы. А потому в новом Законе (1998) и был дополнительно введен новый запрет на приватизацию всех служебных жилищ Министерства обороны Российской Федерации.

Необходимо учесть следующее важное обстоятельство: кроме общего права на приватизацию занимаемых ими жилищ, указанного в Законе Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" для всех граждан Российской Федерации, военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей п. 6 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" дано еще и специальное право на безвозмездную приватизацию ведомственных жилых помещений МО Российской Федерации, что значительно расширяет их права на приватизацию жилища. Ведь, в отличие от общего права на приватизацию жилища, их специальное право на приватизацию ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации реально и юридически ничем не ограничено по времени, а потому может быть применено и признано через суды в отношении ведомственных жилищ Министерства обороны Российской Федерации и после окончания срока приватизации, предусмотренного Законом Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Далее рассмотрим те проблемы, которые связаны со специальным правом военнослужащих на приватизацию ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации.
Так, в целом право на приватизацию занимаемого жилища по своей юридической природе – это не подарок гражданину от государства. Ведь многие граждане эти жилища получили за их работу (деятельность) на благо государства, т.е. в основе права на приватизацию жилища лежит реально все тот же "принцип вознаграждения" граждан за заслуги (их собственные или их родителей) перед государством и российским обществом.
Ведомственные жилые помещения Министерства обороны Российской Федерации выдаются военнослужащим и членам их семей государством (через Министерство обороны Российской Федерации) в качестве вознаграждения за их военную службу, т.е. эти жилые помещения заслужены военнослужащим (а через него и членами его семьи) его добросовестной военной службой государству. А потому зачастую военнослужащий имеет гораздо больше законных прав на получение от государства в собственность занимаемого им жилища, чем другие граждане Российской Федерации (к примеру, чем преступник-рецидивист, который по нормам Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" ничем не ограничен в приватизации квартиры, заслуженно полученной его родителями за их труд, хотя и приносит обществу больше вреда, чем пользы).

Безусловно, интересы государства требуют запрета на отчуждение служебных жилищ Министерства обороны Российской Федерации и жилых помещений в домах закрытых военных городков данного министерства. Но особенностью военной службы является то, что военнослужащие не вправе выбирать место своей службы (в Москве или на Камчатке, в штабе в Москве или на "точке" в тайге). Они служат там, куда посылает их государство. И военнослужащие, в отличие от других граждан Российской Федерации, не имеют возможности выбирать вид тех жилищ, которые они получают от Министерства обороны Российской Федерации во время службы: служебные жилища или жилые помещения для постоянного проживания; в закрытом военном городке или в "открытом" городе.
Однако, как следует из норм ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и п. 6 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", те военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы и члены их семей, которые получили от Министерства обороны Российской Федерации во время службы ведомственные служебные жилые помещения или жилые помещения в домах закрытых военных городков Министерства обороны Российской Федерации, сейчас реально оказались незаслуженно лишены вообще любого права (как общего, так и специального) на приватизацию именно тех жилищ ведомственного фонда Министерства обороны Российской Федерации, которые они получили во время службы и в которых они сейчас проживают. И, безусловно, это очень несправедливо. Поэтому государство приняло ряд мер для устранения или компенсации этой незаслуженной дискриминации военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, в праве на приватизацию занимаемых ими ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации.
Рассмотрим возможные способы замены права на приватизацию ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации, предусмотренные законодательством Российской Федерации для военнослужащих.

Первый вариант. Наиболее естественной и разумной альтернативой является способ равнозначной замены, т.е., если полученное во время службы ведомственное жилое помещение запрещено приватизировать, то государство в лице Министерства обороны Российской Федерации должно обеспечить военнослужащего другим жилищем, которое тот, при желании, мог бы приватизировать бесплатно.
В силу норм п. 3 ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации запрет на отчуждение (приватизацию) является общим и главным признаком специализированных жилых помещений. А в силу норм гл. 8 данного Кодекса запрет на отчуждение (приватизацию) вообще не распространяется на те жилые помещения, которые предоставлены гражданам по договорам социального найма. Таким образом, общий для них и установленный в нормах ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации" и п. 6 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" запрет на приватизацию прямо указывает на то, что как все служебные жилые помещения Министерства обороны Российской Федерации, так и все жилые помещения в закрытых военных данного министерства одинаково являются специализированными жилыми помещениями Министерства обороны Российской Федерации и не предназначены для постоянного проживания граждан, а потому могут быть использованы лишь для временного проживания военнослужащих, т.е. должны предоставляться лишь на время их военной службы.

Нормами пп. 1, 2 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим предоставлена правовая гарантия, состоящая в том, что при их увольнении по одному из "льготных" оснований: по достижении предельного возраста, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями (и приравненных к ним основаниям) они не могут быть уволены с военной службы вопреки их желанию без обеспечения их жилищем на общих основаниях (для постоянного проживания), иначе такое увольнение будет считаться незаконным, а уволенный гражданин подлежит восстановлению на военной службе.
Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 25 постановления "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" от 14 февраля 2000 г. N 9 указал: "В случае незаконного увольнения с военной службы военнослужащего… без обеспечения его жилым помещением он на основании пункта 2 статьи 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" подлежит восстановлению на военной службе в прежней… должности с возмещением всех причиненных убытков и компенсацией морального вреда".

Таким образом, Министерство обороны Российской Федерации несет обязанность обеспечить военнослужащих жилищем для постоянного проживания до увольнения с военной службы. И это жилище они после увольнения могут бесплатно приватизировать.

Более того, военнослужащим также дано и другое специальное право, которого нет в нормах Жилищного кодекса Российской Федерации и которого нет у других граждан Российской Федерации: Министерство обороны Российской Федерации должно обеспечить их жилищем на общих основаниях при их увольнении с военной службы вне очереди по отношению к другим кандидатам на получение жилищ.

Однако, к сожалению, как в нормах ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", так и в других нормативных актах Российской Федерации нет четкого и конкретного указания на то, что Министерство обороны Российской Федерации должно обеспечить военнослужащего при увольнении не просто жилищем, а именно жилищем "для постоянного проживания". Поэтому, руководствуясь правовой позицией, сформулированной Верховным Судом Российской Федерации в решении от 20 июня 2007 г. N ВКПИ 07-30, военнослужащих, обеспеченных по месту службы жилым помещением по установленным нормам, в том числе служебным, и изъявившим желание изменить место жительства, увольняют с военной службы и исключают из списков личного состава воинских частей с оставлением в списках очередников на получение жилого помещения в избранном месте жительства. При этом, некоторые военные суды признают военнослужащих обеспеченными по месту службы жилым помещением, если на каждого проживающего в жилом помещении приходится более учетной нормы (не нормы предоставления).

С учетом изложенных обстоятельств вполне очевидно, что вариант "возмещения" Министерством обороны Российской Федерации права на приватизацию жилища способом, указанным в ст. 23 вышеназванного Федерального закона, не всегда бывает эффективен.
Кроме того, способ, указанный в п. 1 ст. 23 данного Закона, предусматривает "возмещение" права на приватизацию ведомственных жилых помещений только тем военнослужащим, которые увольняются лишь по "льготным" основаниям, и не предусматривает "возмещение" права на приватизацию тем военнослужащим, которые увольняются (или уже уволены) по иным основаниям, даже если они прослужили более 20 лет, а также не предусматривает "возмещение" права на приватизацию членам семей военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы (например, их вдовам).

Второй вариант. Часто Министерство обороны Российской Федерации вообще не имеет реальной возможности обеспечить увольняемого военнослужащего жилым помещением для постоянного проживания по месту его службы: например, в закрытом военном городке, где, в силу норм п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", военнослужащему могут быть предоставлены только служебные жилые помещения. Пунктом 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с этим предусмотрено право военнослужащих на получение жилого помещения в избранном месте жительства. При этом, обязанность по обеспечению жилыми помещениями возлагалась до 1 января 2005 г. на органы местного самоуправления.

Правительство Российской Федерации учло указанное обстоятельство и 6 сентября 1998 г. приняло Постановление "О порядке учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, и граждан, уволенных с военной службы в запас или в отставку и службы в органах внутренних дел, нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства" N 1054.

Следует особо отметить, что нормами Жилищного кодекса Российской Федерации (а ранее – нормами ЖК РСФСР) для всех граждан Российской Федерации установлен только один порядок получения жилых помещений по договору социального найма: они должны состоять на учете на получение таких жилищ и получают эти жилища, только по месту их реального жительства, т.е., там, где они зарегистрированы и реально проживают. И нормы Жилищного кодекса Российской Федерации не предусматривают возможности постановки граждан Российской Федерации на учет на получение жилища, как и обеспечение их жилищем, не по месту их жительства, а в ином избранном ими постоянном месте жительства.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054 были утверждены "Правила учета военнослужащих…", согласно которым военнослужащие имели право за три года до их увольнения с военной службы встать на учет на получение жилого помещения по договору социального найма в органе местного самоуправления по избранному ими месту жительства. В п. 6 этих Правил среди граждан, которые имеют такое специальное право, указаны: граждане, проходившие военную службу по контракту, имеющие общую продолжительность военной службы более 10 лет и уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями; семьи военнослужащих, погибших (умерших) в период прохождения военной службы; семьи граждан, уволенных с военной службы по "льготным" основаниям и имевших общую продолжительность военной службы 20 лет и более; члены семей военнослужащих, погибших при выполнении задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах.

А в п. 7 названных Правил среди оснований признания данных граждан нуждающимися в получении жилищ в избранном месте жительства указаны такие основания, конкретно не указанные в п. 1 ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации (а ранее – в ст. 29 Жилищного кодекса РСФСР), как: отсутствие жилой площади; наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках; проживание в общежитиях и на служебной жилой площади; избрание постоянного места жительства после увольнения с военной службы, и др.
Отметим, что указанные основания, помимо прочего, отражают и такое обстоятельство, как наличие по месту жительства (по месту службы) жилища, не подлежащего приватизации, либо факт отсутствия у военнослужащего (члена его семьи) какого-либо жилища вообще.
В основе права, указанного Правительством Российской Федерации в вышеназванном Постановлении, лежит такая форма решения жилищного вопроса, как обеспечение реальным жилищем. И следует отметить, что этим правом смогли воспользоваться сотни тысяч военнослужащих и членов их семей.

В рамках проводившейся в России реформы жилищных отношений реализация мер, указанных Правительством Российской Федерации в вышеназванном Постановлении, должна была осуществляться за счет муниципальных бюджетов. Однако из-за отсутствия в них средств не было возможности вести жилищное строительство муниципального жилья и соответственно обеспечить реальным жилищем уже состоящих на учете на его получение уволенных военнослужащих и членов семей военнослужащих.

Федеральным законом N 122-ФЗ от 22 августа 2004 г., Жилищным кодексом Российской Федерации и рядом других федеральных законов обязанность органов местного самоуправления по постановке в обязательном порядке на учет нуждающихся в получении жилых помещений военнослужащих и по обеспечению их жилыми помещениями в избранном месте жительства в порядке специальной очереди была юридически преобразована в право органов местного самоуправления самостоятельно решать, следует ставить военнослужащего на такой учет или нет. А тем кандидатам, которые ранее уже были приняты на этот учет либо, по усмотрению органов местного самоуправления, принимаются на этот учет после 1 марта 2005 г., гарантировалось уже не обеспечение реальным жилищем, а только его альтернативный способ – выдача вместо жилища государственного жилищного сертификата (далее – ГЖС), т.е. всего лишь денежной субсидии из средств федерального бюджета на покупку жилища.

Фактически вышеуказанными законами обязанность по обеспечению жильем граждан, уже выполнивших возлагавшиеся на них по контракту обязанности военной службы, была переложена с органов местного самоуправления на федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, но при этом федеральный законодатель не определил условия и порядок их обеспечения жильем, что создало в законах правовой пробел и допускало произвольное усмотрение органов исполнительной власти в сфере реализации жилищных прав военнослужащих, в том числе и то, что их обеспечение жилищем в избранном месте жительства может осуществляться только способом выдачи ГЖС.
По жалобам уволенных военнослужащих Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 5 апреля 2007 г. N 5-П признал пп. 2 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (в редакции п. 8 ст. 100 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) не соответствующими ст. 19 (ч. 2) и ст. 40 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой на их основании возможность обеспечения жильем за счет средств федерального бюджета граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и уволенных с военной службы до 1 января 2005 г., в отличие от граждан, уволенных или подлежащих увольнению с военной службы после 1 января 2005 г., ограничивается лишь выдачей государственных жилищных сертификатов органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по месту постановки на учет, а федеральному законодателю была поставлена задача урегулировать условия и порядок обеспечения жильем граждан, вставших на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г. и уволенных или подлежащих увольнению с военной службы.

Правительство Российской Федерации во исполнение указаний Конституционного Суда Российской Федерации 8 декабря 2008 г. приняло Постановление N 902, которым были утверждены Правила приобретения в 2008-2009 годах квартир в многоквартирных домах для военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, а затем, 6 ноября 2009 г., приняло новое Постановление – N 903. В этих постановлениях Правительство Российской Федерации указывает источники финансирования и категории кандидатов, а также раскрывает порядок обеспечения квартирами в собственность или по договорам социального найма в избранном постоянном месте жительства, в том числе через органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления, а также взамен выдачи ГЖС.
Таким образом, военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, и члены семей военнослужащих, состоящие на учете на получение жилища или на получение ГЖС в органах местного самоуправления по избранному месту постоянного жительства, сейчас имеют реальную возможность получить квартиру сразу же в собственность (или, по их желанию, по договору социального найма) в порядке реализации мероприятий, указанных Правительством Российской Федерации в постановлениях от 8 декабря 2008 г. N 902 и от 6 ноября 2009 г. N 903.

Третий вариант. Одной из форм замены права на получение занимаемого ведомственного жилого помещения в собственность являются различные формы получения от государства вместо самого жилища денежных средств на приобретение жилища в собственность (ипотека, денежные субсидии на постройку жилья, ГЖС и другие формы), что нашло отражение в новой редакции нормы абз. 1 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", в котором указано: "Государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации".

Одной из наиболее распространенных и перспективных форм денежной субсидии на покупку жилища является предоставление ГЖС.

ГЖС – это именной документ, выдаваемый всего один раз и подтверждающий право гражданина на получение от государства безвозмездной субсидии, которая может быть использована с привлечением, при необходимости, собственных или заемных денежных средств, и только лично им, на приобретение на первичном и вторичном рынках жилья у любых физических или юридических лиц жилых помещений (в том числе индивидуальных жилых домов или части дома, комнаты), отвечающих установленным санитарным и техническим требованиям и благоустроенных применительно к условиям населенных пунктов (в том числе в сельской местности), выбранных этим гражданином для постоянного проживания.
Однако ГЖС при всей своей схожести с ценной бумагой не является таковой, поскольку не соответствует установленным для ценной бумаги признакам.

ГЖС на получение безвозмездной субсидии в денежной форме дает гражданину право на открытие в одном из отобранных по конкурсу банков блокированного целевого счета, на который будут зачислены денежные средства из федерального бюджета в размере выделенной гражданину денежной субсидии, а также право использования этих средств для приобретения жилья в собственность в течение установленного срока действия сертификата.
В настоящее время правила выпуска и погашения ГЖС регулируются Постановлением Правительства Российской Федерации "О некоторых вопросах реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002-2010 годы" от 21 марта 2006 г. N 153. А категории граждан Российской Федерации, имеющих право на получение ГЖС, указаны в п. 5 Правил выпуска и реализации ГЖС, утвержденных данным Постановлением. Среди этих граждан указаны и те, которые имеют отношение к военной службе: граждане, уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья, в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий; члены семей погибших (умерших) в период службы военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, нуждающиеся в улучшении жилищных условий; граждане, подлежащие переселению из закрытых военных городков.

Особенностью вышеназванной подпрограммы является то, что военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей имеют возможность получить от государства ГЖС одним из двух установленных способов: через федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба (в том числе через жилищные органы Министерства обороны Российской Федерации), или через органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации по месту постановки их на учет в избранном постоянном месте жительства.

Порядок получения ГЖС через органы Министерства обороны Российской Федерации подробно раскрыт в приказе Министра обороны Российской Федерации "О порядке формирования списков состоящих на учете в воинских частях и организациях Вооруженных Сил Российской Федерации граждан – получателей государственных жилищных сертификатов и граждан, включенных в резерв на получение государственных жилищных сертификатов, оформления и выдачи государственных жилищных сертификатов" от 10 июня 2006 г. N 215.
Граждане – участники названной выше подпрограммы (далее – граждане-участники) должны состоять на учете на получение ГЖС, с заведением на них учетного дела, в воинских частях, в которых они проходят военную службу. Ежегодно жилищные комиссии воинских частей формируют из числа этих кандидатов основные и резервные списки получателей ГЖС на следующий, планируемый, год. С учетом этих списков производится распределение ГЖС в следующем году преимущественно тем гражданам, которые включены в основные списки получателей ГЖС. Бланки ГЖС выдаются гражданам-участникам через КЭЧ района. Факт получения ГЖС гражданином-участником подтверждается его подписью в книге учета выданных ГЖС. При получении ГЖС гражданин-участник, проживающий в ведомственном жилом помещении Министерства обороны Российской Федерации, дает в КЭЧ района письменное обязательство о сдаче этого жилища в КЭЧ района после реализации им ГЖС.
Получив ГЖС, гражданин в течение двух месяцев должен обратиться в один из отобранных по конкурсу банков и открыть в нем на свое имя блокированный целевой счет, на который будут перечислены денежные средства в размере выделенной гражданину безвозмездной субсидии. Средства с блокированного целевого счета могут быть использованы в течение девяти месяцев со дня выпуска ГЖС и только на оплату приобретенного жилья в безналичной форме.
Нереализованные ГЖС возвращаются гражданином-участником в КЭЧ района. Если гражданин-участник не смог в течение установленного срока реализовать ГЖС по уважительной причине, то он по его просьбе с учета на получение ГЖС не снимается и может получить ГЖС повторно, но гораздо позже.
Безусловно, способ приобретения жилища с помощью ГЖС очень перспективен, так как позволяет гражданину быть не пассивным потребителем государственных услуг по обеспечению его жильем, а самому активно участвовать в процессе приобретения этого жилья, самостоятельно выбирая при этом вид, степень комфортности и местоположение жилища.

Однако существенным недостатком программы ГЖС является то, что размер выдаваемой денежной субсидии рассчитывается государством исходя не из реальных рыночных цен на жилье в том или ином субъекте Российской Федерации, а исходя из среднего норматива стоимости одного квадратного метра общей площади жилья в этом субъекте Российской Федерации, определяемого и рассчитываемого ежеквартально Министерством регионального развития Российской Федерации по собственным нормативам и, как правило, имеющего величину, в 1,5-2 раза ниже, чем реальные рыночные цены на один квадратный метр общей площади жилья в этом регионе. Для того, чтобы купить более-менее приличное жилище в более-менее цивилизованном месте в выбранном для постоянного проживания субъекте Российской Федерации, гражданину-участнику выделенных государством по ГЖС денежных средств, как правило, не хватает. И необходимо дополнительно вложить еще значительные денежные средства, которых у многих военнослужащих просто нет. Кроме того, многим потенциальным продавцам (физическим лицам) жилищ не подходят предложенный государством вариант безналичного перечисления на их банковский счет денежных средств ГЖС для оплаты стоимости продаваемого жилища и связанные с такой формой продажи бюрократические процедуры, что существенно снижает список жилых помещений, которые военнослужащие могут приобрести на средства ГЖС.
Еще одной проблемой является то, что размер денежной субсидии государство рассчитывает лишь на момент выдачи гражданину-участнику ГЖС в начале года. И в течение девяти месяцев действия ГЖС его размер остается неизменным несмотря на то, что в течение этого же времени рыночные цены на жилье в субъекте Российской Федерации, как правило, значительно возрастают.

Не всегда удобны для военнослужащих правила получения ГЖС и в социальном плане. Так, Министерство регионального развития Российской Федерации устанавливает норматив стоимости одного квадратного метра общей площади жилища средним по субъекту Российской Федерации. На такую субсидию можно купить вполне приличный дом или квартиру в деревне или в небольшом провинциальном городке этого субъекта Российской Федерации, что вполне подходит для пожилых граждан. Но ведь большинство военнослужащих увольняются (в том числе по предельному возрасту – в 45-50 лет) в активном работоспособном возрасте, будучи опытными и высокопрофессиональными специалистами, желающими активно работать по специальности и "на гражданке", что отвечает и государственным интересам. Однако в настоящее время уволенным военнослужащим в маленьких провинциальных городках невозможно найти достойную работу по специальности. К тому же у увольняемых военнослужащих есть дети, которым надо учиться в вузах и также работать по специальности. Поэтому большинство увольняемых военнослужащих ориентируются на получение (покупку) жилища в областных центрах и других крупных промышленных городах субъектов Российской Федерации, где они и их дети могут применить свои способности и знания, но где рыночные цены на жилье в несколько раз выше, чем в маленьких городках или в деревнях этого же субъекта Российской Федерации.
Все указанные выше обстоятельства явились главной причиной того, что в последние годы большое количество военнослужащих (по некоторым данным, до 50%) не смогли реализовать полученные ГЖС и приобрести на них нужное им жилище в нужных им городах, а потому вынуждены были возвратить государству эти ГЖС нереализованными.
А меры, предложенные Правительством Российской Федерации в постановлениях от 4 декабря 2008 г. N 902 и от 6 ноября 2009 г. N 903, по сути, являются попыткой государства помочь военнослужащим устранить вышеуказанные "минусы" подпрограммы ГЖС и получить реальные жилища в избранном месте жительства (так как значительная часть средств, которые государство планировало направить на денежные субсидии ГЖС, в 2009 г. были направлены на закупку реальных квартир, которые затем выдавались кандидатам на получение ГЖС).
Однако, по мнению автора, "ставить крест" на подпрограмме ГЖС пока рано. И государству следует "реанимировать" подпрограмму ГЖС, значительно изменив правила выпуска и реализации ГЖС. В частности, государству должно значительно повысить размер безвозмездной субсидии, выдаваемой получателям ГЖС, максимально приблизив ее размер к нормативам, рассчитанным исходя из реальной рыночной, а не произвольной, стоимости одного квадратного метра жилья в каждом субъекте Российской Федерации.

Четвертый вариант. Военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей, проживающие в служебных жилых помещениях или в жилых помещениях в закрытых военных городках, в настоящее время оказались незаслуженно лишены права на приватизацию тех жилищ, в которых они проживают, причем в любой возможной его форме: как общего, так и специального права.

И безусловно, наилучший способ "возмещения" указанных прав на приватизацию занимаемых военнослужащими ведомственных жилых помещений, которых они сейчас оказались лишены, – это предоставление им взамен нового права – на получение от государства другого жилища: по договору социального найма, или в собственность.

В то же время, в основу права на приватизацию жилища заложен принцип, состоящий в том, что это право дано на приватизацию именно того жилища, в котором гражданин проживает в настоящее время, т.е. жилище разрешено приватизировать лишь по месту жительства гражданина. А в основе всех норм Жилищного кодекса Российской Федерации лежит принцип, в соответствии с которым жилища по договору социального найма и для постоянного проживания, как правило, также предоставляются гражданам только в том месте, где они зарегистрированы и где они постоянно (а не временно) проживают.
Однако, как уже указывалось, по мнению автора, юридической особенностью большинства ведомственных жилых помещений Министерства обороны Российской Федерации является то, что они реально не предназначены для постоянного проживания военнослужащих, так как официально переведены в разряд служебных жилых помещений или расположены на территориях закрытых военных городков Министерства обороны Российской Федерации. И хотя многие военнослужащие и члены их семей официально зарегистрированы по месту жительства в таких ведомственных жилых помещениях и порой проживают в них многие годы, это не меняет юридической природы таких жилых помещений – того, что они реально предназначены лишь для временного (на время службы военнослужащего), а вовсе не для постоянного проживания граждан, признаком чего является юридический запрет на их приватизацию (ведь законами разрешено приватизировать лишь те жилища, которые предназначены для постоянного, а не для временного проживания).

Еще одной особенностью жилищных отношений между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации является то, что часто данное министерство вообще не имеет реальной возможности обеспечить военнослужащего по месту его службы жилым помещением по договору социального найма, например, в закрытом военном городке, где, в силу п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", военнослужащий может получить от Министерства обороны Российской Федерации лишь служебное жилое помещение. А в Жилищном кодексе Российской Федерации и в других законах Российской Федерации вообще нет норм, свидетельствующих о том, что в закрытых военных городках Министерства обороны Российской Федерации могут быть жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма.

И именно указанные выше обстоятельства обусловили то, что федеральный законодатель предоставил лишь военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей уникальное право на получение от государства жилых помещений как по договору социального найма, так и в собственность бесплатно не по месту их жительства и военной службы, а в избранном постоянном месте жительства, т.е. в другом месте.

Нормой, закрепленной в абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим и гражданам, уволенным с военной службы, государство впервые предоставило особое право на получение от Министерства обороны Российской Федерации жилища непосредственно в собственность не обязательно по месту прохождения ими службы, а в избранном после увольнения месте постоянного жительства: "Военнослужащим, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами"*(1).

Данное право, по мнению автора, фактически было мерой юридической компенсации права на приватизацию ведомственных жилых помещений, которого военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, оказались лишены по месту их службы, т.е., им было дано право получить от государства (через Министерство обороны Российской Федерации или через органы государственной власти субъектов Российской Федерации) жилище сразу же в собственность взамен права на приватизацию ведомственных жилых помещений, в которых они проживали во время службы и которые законами Российской Федерации запрещено приватизировать (отчуждать из государственной собственности). И следует особо отметить, что по своей юридической природе это право было практической реализацией двух конституционных прав военнослужащих: на собственность и на жилище (гарантий ст. 35 и ст. 40 Конституции Российской Федерации).

Однако, как следует из ее буквального смысла, норма абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" содержала ряд правовых неопределенностей, делающих фактически невозможным ее реальное правоприменение. Так, в этой норме Закона не был указан орган власти, ответственный за предоставление военнослужащим жилища в собственность в избранном месте жительства, не было указано, из каких жилищных фондов (федерального или иных) должен военнослужащий получить такое жилище в собственность и за счет каких средств (из федерального или иных бюджетов) должна финансироваться передача жилища в собственность военнослужащего.

А Правительство Российской Федерации и Министр обороны Российской Федерации не разработали каких-либо нормативных правовых актов, в которых установили бы механизм реализации нормы абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Поэтому данная норма долгое время носила декларативный характер.

С учетом приведенных выше обстоятельств государство Федеральным законом от 1 декабря 2008 г. N 225-ФЗ изменило и конкретизировало норму абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", изложив ее в следующей редакции: "Военнослужащим-гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей 15.1 настоящего Федерального закона. Порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях и порядок предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно определяются Правительством Российской Федерации".

Как следует из новой редакции абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона, законодатель конкретно указал, что военнослужащие должны получать в собственность только те жилища, которые находятся в федеральной собственности, и только через тот федеральный орган исполнительной власти, в подведомственных которому структурах военнослужащий проходил военную службу (в нашем случае – через Министерство обороны Российской Федерации). Таким образом, федеральный законодатель исключил из абз. 12 п. 1 ст. 15 названного Закона неопределенность и возложил на Министерство обороны Российской Федерации конкретную обязанность предоставлять определенным категориям увольняемых военнослужащих сразу же в собственность те жилые помещения, которые Министерство обороны Российской Федерации построило или закупило в избранном ими месте жительства.
Помимо того, из сравнительного анализа прежней и новой редакции абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" следует, что законодатель не только конкретизировал, но и значительно расширил возможности военнослужащих при реализации этого особого права:
во-первых, в соответствии с новой редакцией абз. 12 п. 1 ст. 15 Закона, в отличие от прежней редакции, военнослужащему дано право выбора, в какой форме получить от Министерства обороны Российской Федерации жилище в избранном месте жительства: сразу же в собственность или по договору социального найма. Дело в том, что для отдельных военнослужащих не всегда бывает удобно получить жилище сразу же в собственность. А получение жилища от Министерства обороны Российской Федерации по договору социального найма не лишает их специального права на бесплатную приватизацию этого жилища позже в соответствии с п. 6 ст. 15 названного Закона;
во-вторых, следует учесть и то, что в отличие от приватизации жилища, которое занимает военнослужащий по месту службы и которое нередко бывает старым, требующим ремонта и малокомфортным, военнослужащий в соответствии с абз. 12 п. 1 ст. 15 указанного Закона имеет возможность получить от Министерства обороны Российской Федерации для проживания в избранном постоянном месте жительства новое и более комфортное, чем он имел по месту службы, жилище. Например, не такой актуальной становится проблема капитального и текущего ремонта приватизированного жилого помещения, которые, по нормам ЖК Российской Федерации, должен проводить собственник этого жилого помещения;
в-третьих, следует учесть и социальный аспект указанного права. Ведь очень часто военнослужащий не заинтересован приватизировать жилище по месту его службы: например, на Крайнем Севере или в других аналогичных "малоцивилизованных" местах. В то же время, военнослужащие часто стремятся вернуться после увольнения на свою малую Родину. Но по отношению к гражданским сверстникам, которые никуда не уезжали и получили от государства жилище в собственность, военнослужащие оказываются в неравном положении, так как получают от государства жилище лишь по месту их службы. А на малой Родине у них, как правило, вообще нет жилья, что препятствует возвращению туда после их увольнения.
А право, указанное в абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона, гарантирует уволенным военнослужащим получение от государства на их малой Родине нового современного и комфортного жилища в собственность, что также является веским стимулом и для тех военнослужащих, которые пока еще служат, так как они убеждаются в том, что их военная служба по заслугам оценивается государством.

в-четвертых, очень значимо в новой редакции абз. 12 п. 1 ст. 15 названного Закона конкретное указание на то, что Министерство обороны Российской Федерации в избранном постоянном месте жительства должно предоставить военнослужащему жилище в обязательном порядке "в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей 15.1 настоящего Федерального закона", т.е. в соответствии с общефедеральными нормами предоставления жилища, установленными для военнослужащих государством, а не по нормам предоставления жилья, установленным органами местного самоуправления и действующим в избранном месте жительства, которые, как правило, значительно меньше по размеру, чем общефедеральные нормы, указанные в ст. 15.1 вышеназванного Закона.
Так, к примеру, ранее военнослужащим Министерство обороны Российской Федерации предоставляло квартиры в г. Иваново в соответствии с нормами предоставления, установленными органами местного самоуправления для муниципального жилья (10 квадратных метров общей площади на одного члена семьи военнослужащего). А в 2009 г. Министерство обороны Российской Федерации, руководствуясь новой редакцией абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона, уже предоставляло военнослужащим новые квартиры в г. Иваново в собственность по нормам ст. 15.1 данного Закона, т.е. уже по общефедеральным нормам предоставления (18 квадратных метров общей площади на одного члена семьи военнослужащего). Позитивная разница для военнослужащих вполне очевидна;
в-пятых, в новой редакции абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона появилась новая норма: "Порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях и порядок предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно определяются Правительством Российской Федерации", т.е. законодатель указал конкретный государственный орган, правомочный устанавливать нормы регулирования отношений по предоставлению военнослужащим жилых помещений от государства в собственность в избранном ими месте жительства.

И совсем не случайно 4 декабря 2008 г. Правительство Российской Федерации приняло Постановление "О мерах по стимулированию рынка жилищного строительства в 2008-2009 годах" N 902. Как следует из пп. 6 и 7 данного Постановления, Правительство Российской Федерации утвердило Правила приобретения в 2008-2009 гг. квартир в многоквартирных домах для военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы в развитие норм абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона, т.е. для регулирования отношений по обеспечению увольняемых и уже уволенных военнослужащих квартирами в собственность в избранном ими постоянном месте жительства.
А 6 ноября 2009 г. Правительство Российской Федерации приняло Постановление N 903, в котором установило порядок получения от государства квартир в собственность (или по договорам социального найма) для тех граждан, уволенных с военной службы, которые были приняты на учет в органах местного самоуправления по избранному месту жительства до 1 марта 2005 г.

Таким образом, государство создало условия для реального применения специального права военнослужащих на получение от государства нового жилища в собственность в избранном ими постоянном месте жительства.

Однако следует отметить, что и в новой редакции абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона имеются правовые неопределенности, которые позволяют, по мнению автора, ограничивать военнослужащих в праве на получение жилья в собственность в избранном месте жительства:
Первая неопределенность, по мнению автора, состоит в том, что законодатель в абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона отметил, что указанная гарантия распространяется только на "обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями", т.е. фактически ограничил категории военнослужащих, которые могут воспользоваться этим правом.
Так, в ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" определено, что на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями обеспечиваются:
– военнослужащие, назначенные на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения профессионального образования и получения в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 г.), и совместно проживающие с ними члены их семей;
– офицеры, заключившие первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 г., и совместно проживающие с ними члены их семей;
– прапорщики и мичманы, сержанты и старшины, солдаты и матросы, являющиеся гражданами Российской Федерации, поступившие на военную службу по контракту после 1 января 1998 г., и совместно проживающие с ними члены их семей.
Таким образом, на весь срок военной службы обеспечиваются служебными жилыми помещениями указанные три категории военнослужащих.
Также вышеназванным Законом предусмотрено, что служебные жилые помещения предоставляются на весь срок военной службы в закрытых военных городках военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей. При этом, следует отметить, что возможность отнесения к военнослужащим, подпадающим под действие абз. 12 п. 1 ст. 15 указанного Закона, военнослужащих, хотя и проходящих военную службу в закрытых военных городках, но не подпадающих под одну из указанных трех категорий, весьма спорна. Тем более сложной является ситуация для тех военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, которые обеспечены в закрытых военных городках служебными жилыми помещениями по договорам социального найма.
Таким образом, не подпадают под действие абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона, в частности, военнослужащие, заключившие контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных образовательных учреждений профессионального образования), т.е. значительная категория военнослужащих, а также военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, которые обеспечены в закрытых военных городках служебными жилыми помещениями по договорам социального найма. Они обеспечиваются жилыми помещениями в избранных местах жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", который не предусматривает предоставления непосредственно в собственность реальных жилых помещений в избранных местах жительства.
Вторая неопределенность, по мнению автора, состоит в том, что в абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона указано, что жилые помещения предоставляются военнослужащим, "признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации", но конкретно не указано, в каком конкретно месте (по месту службы или в избранном месте жительства) должен военнослужащий быть признан нуждающимся в жилом помещении, причем именно в получении жилища в собственность.
Дело в том, что в настоящее время отсутствует правовой механизм обеспечения военнослужащих через Министерство обороны Российской Федерации жилыми помещениями в собственность в избранных местах жительства. И потому нередки случаи, когда в Министерстве обороны Российской Федерации при обеспечении военнослужащих жилищем в собственность в избранном месте жительства ориентируются на наличие у этих военнослужащих их "нуждаемости в получении жилых помещений" только по месту их службы, при этом вообще не учитывая их реальную "нуждаемость" как в получении самого жилого помещения как такового, так и в получении жилища в собственность в избранном ими после увольнения постоянном месте жительства. И это также незаконно ограничивает число кандидатов на получение от Министерства обороны Российской Федерации жилища в собственность в избранном месте жительства.
По мнению автора, чтобы устранить указанные неопределенности при применении абз. 12 п. 1 ст. 15 вышеназванного Закона, необходимо ускорить разработку предусмотренного в нем постановления Правительства Российской Федерации, определяющего порядок предоставления военнослужащим жилых помещений в собственность бесплатно в избранном месте жительства. И было бы целесообразно в новом акте указать среди оснований признания нуждаемости в получении жилища в собственность в избранном месте жительства такие основания, как: отсутствие жилой площади; наличие жилой площади в закрытых и обособленных военных городках; проживание в общежитиях и на служебной жилой площади; избрание постоянного места жительства после увольнения с военной службы, которые указывались ранее Правительством Российской Федерации в п. 7 Правил, утвержденных Постановлением от 6 сентября 1998 г. N 1054.

П.В. Ильменейкин,
юрист

"Право в Вооруженных Силах", N 4, апрель 2010 г.

См. также:

Практика рассмотрения судами споров об увольнении военнослужащего с военной службы в случае реализации им права на получение жилья с помощью государственного жилищного сертификата при наличии у него служебного жилого помещения

Военнослужащим

О жилищных отношениях

Участники жилищных отношений


Планируете отпуск? Поиск туров и бронирование онлайн от туроператора САН-ТУР. Скидки для посетителей сайта finexg.ru до 30%! +7 (495) 774-37-38, info@santour.ru, Skype: santour_boss, WhatsApp: +7 (985) 774-37-38


Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!


1

Cобираетесь в отпуск на море? САН-ТУР - надежный туроператор в Москве. Отзывы туристов. Бронирование и поиск туров по всему миру. Отдых в России. Индивидуальный подбор тура по Вашему запросу: +7 (495) 774-37-38, info@santour.ru, Skype: santour_boss, WhatsApp: +7 (985) 774-37-38

Почему выгодно путешествовать с нами?

Наши сотрудники подберут любой тур по Вашему желанию. Расскажут все тонкости пребывания в выбранной Вами стране, обычаях, особенностях местной кухни и конечно же о сувенирах, которыми можно по возвращении побаловать своих родных и близких людей. Очень многие наши клиенты рекомендовали нас своим друзьям и близким в качестве надежного партнера по выбору туристического направления и поддержки туристов в поездках, если возникали вопросы, которые туристам самостоятельно было трудно решить.

Мы заботимся о каждом нашем клиенте и обеспечиваем КРУГЛОСУТОЧНУЮ поддержку наших клиентов в любой точке земного шара. Мы станем для Вас надежными и проверенными временем друзьями!



Метки: ,