website templates free download


Недействительность сделок связана с устранением неодобряемых публичным порядком имущественных последствий, которые возникли в результате их (сделок) исполнения. Действующее гражданское законодательство дает основание для выделения трех групп последствий, возникающих в связи с недействительностью сделки: 1) общие; 2) дополнительные; 3) специальные. 1) Общие последствия недействительности сделки определены в п. 2 ст. 167 ГК РФ – возврат сторонами всего полученного в натуре (реституция владения).

Согласно п. 2 комментируемой статьи неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ. Неотчуждаемые права и свободы человека, которые предусмотрены Конституцией РФ и объекты которых в виде соответствующих нематериальных благ упомянуты в п. 1 ст. 150 ГК РФ, должны эффективно защищаться. Согласно п. 1 ст. 150 ГК РФ к нематериальным благам, являющимся объектами соответствующих личных неимущественных прав и защищаемым в гражданском праве, относятся в том числе «[ж]изнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство».

Юрист на рабочем месте

Согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ нематериальные блага, в отношении которых право признает личное неимущественное право, защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренными, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав, предусмотренных в ст. 12 ГК РФ, «вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения». Далее в этом пункте указано, что «[в] случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо».

Впрочем, здесь следует иметь в виду, что неотъемлемое конституционное право не всегда носит гражданско-правовой характер и является объектом некоего гражданского неимущественного права. Это касается тех конституционных прав, которые определяют правовое положение гражданина в его отношениях с публичной властью (например, активное и пассивное избирательное право). Такое право трудно назвать личным неимущественнным правом, регулируемым гражданским законодательством. Если нарушается такое конституционное право, пострадавшее лицо может в ряде случаев обратиться к инструментам уголовного или иного публичного права в целях наказания виновных, пресечения правонарушения или восстановления попранного права, но эти инструменты далеко не всегда позволяют эффективно защитить нарушенное конституционное право и устранить негативные последствия для потерпевшего. И здесь возникает вопрос: не могут ли в таком случае на помощь приходить нормы гражданского законодательства о средствах защиты права? Ведь по букве комментируемого пункта эти способы защиты могут использоваться для защиты любых неотъемлемых прав и свобод.

Из нормы очевидно не следует, что речь идет только о гражданско-правовых неимущественных правах в отношении нематериальных благ. Можно помыслить себе такое толкование, при котором согласно данной норме с помощью развитого гражданско-правового инструментария могут защищаться и те неотъемлемые конституционные права и свободы, которые к гражданскому праву отношения не имеют. Применимыми, в частности, могут оказаться положения ст. 12 ГК РФ о таких способах защиты, как взыскание убытков, морального вреда, пресечение неправомерных действий, восстановление состояния, имевшего место до нарушения, и др.

Они могут представлять собой субсидиарный инструментарий защиты конституционных прав и свобод, которым не корреспондирует аналогичное субъективное гражданское право. При таком прочтении комментируемая норма действительно приобретает важное практическое значение. Если бы не она, применение гражданско-правового инструментария к защите конституционных прав, которым не корреспондируют соответствующие гражданские имущественные и неимущественные права, было бы невозможно. Например, если гражданин РФ был незаконно лишен возможности реализовать свое активное избирательное право согласно ч. 2 ст. 32 Конституции РФ (например, он по ошибке был не включен в список избирателей), у него есть возможность потребовать возмещения морального вреда. Согласно Постановлению КС РФ от 8 июня 2015 г. № 14-П компенсация морального вреда как самостоятельный способ защиты гражданских прав есть мера гражданско-правовой ответственности, правовая природа которой является единой независимо от того, в какой сфере отношений – публично-правовой или частноправовой – причиняется такой вред. Здесь нарушено не субъективное гражданское право, а конституционное право, представляющее собой нематериальное благо, но положение комментируемого пункта позволяет в целях защиты такого конституционного права использовать гражданско-правовой инструментарий.

То же касается и случаев незаконного снятия с выборов кандидатов, имеющих все основания реализовать свое пассивное избирательное право. Более того, в последнем случае есть основания и для возмещения убытков согласно ст. 15 ГК РФ (например, расходов, потраченных на подготовку избирательной кампании и ее проведение). Если той или иной организации граждан было в последний момент незаконно запрещено проводить мирное собрание или митинг, они могут обжаловать такие действия местных властей согласно положениям КАС РФ, и этот вопрос относится к области публичного права, но причиненные убытки подлежат возмещению согласно нормам ГК РФ, поскольку такой запрет нарушает конституционное право на свободу собраний (ст. 31 Конституции РФ). Впрочем, ст. 16 ГК РФ устанавливает генеральную обязанность публичных образований возместить убытки лицу, пострадавшему в результате незаконных действий или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия. В норме не указано на то, что эти убытки должны быть связаны с нарушением какого-либо гражданского права, так как по сути норма ст. 16 ГК РФ закрепляет пример допускаемого законом взыскания чистых экономических убытков (см. подробнее комментарий к ст. 16 ГК РФ).

А.Г. Карапетов

Эти последствия в доктрине гражданского права именуются двусторонней реституцией в отличие от односторонней реституции, когда в первоначальное положение приводится только одна сторона недействительной сделки. Если возвратить полученное в натуре невозможно (вещь погибла, потреблена, предметом сделки являлись услуги и т.п.), то компенсируется стоимость полученного.

Такое последствие получило в литературе наименование «компенсационная реституция» (Д.О. Тузов), которая также может быть двусторонней или односторонней. 2) К дополнительным следует относить последствия недействительности сделки, которые могут применяться наряду (одновременно) с реституцией. К таким последствиям, прежде всего, следует отнести возмещение убытков, причиненных стороне недействительной сделки, в полном объеме или в объеме реального ущерба. Законодатель, не формулируя общего правила о возмещении убытков или реального ущерба при признании сделки недействительной или применении последствий недействительности сделки, предусматривает возможность их взыскания в конкретных составах недействительных сделок (например, п. 6 ст. 178, п. 4 ст. 179 ГК РФ). Отсутствие такой общей нормы о возмещении убытков (ущерба) в ГК РФ вряд ли можно отнести к достоинствам действующего ГК РФ. Убытки при признании сделки недействительной или применении последствий ее недействительности подлежат определению в соответствии с правилами ст. 393 ГК РФ.

При компенсационной реституции возникает денежное обязательство, последствия нарушения которого могут определяться по правилам ст. 395 ГК РФ, а в определенных случаях – по правилам ст. 317.1 ГК РФ. В соответствии с подп. 2 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ к требованиям, связанным с применением последствий недействительности сделки, применяются общие положения об обязательствах, поскольку иное не установлено ГК РФ, иными законами или не вытекает из существа соответствующих отношений.

Следовательно, в качестве дополнительных последствий при признании сделки недействительной и при наличии условий, установленных в подп. 2 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, могут применяться последствия, предусмотренные в нормах общей части обязательственного права, за исключением случаев, предусмотренных законом или недопустимость применения которых вытекает из существа соответствующих отношений. Последствия недействительности сделок, которые могут быть определены по нормам общей части обязательственного права, имеют приоритет перед нормами гл. 60 ГК РФ (ст. 1102 – 1109 ГК РФ), субсидиарно применяемыми к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке. Так, в частности, в качестве дополнительных к реституции последствий можно отнести последствия, установленные в ст. 1107, 1108 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п. 1). На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (п. 2). В соответствии со ст. 1108 ГК РФ при возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества (ст. 1104 ГК РФ) или возмещении его стоимости (ст. 1105 ГК РФ) приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого он обязан возвратить доходы (ст. 1106 ГК РФ) с зачетом полученных им выгод.

Право на возмещение затрат утрачивается в случае, когда приобретатель умышленно удерживал имущество, подлежащее возврату. 3) Специальные последствия. В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки кроме реституционных и дополнительных законом могут быть предусмотрены иные последствия ее недействительности. Лексическая единица приведенной нормы закона «если иные последствия недействительности не предусмотрены законом» не может быть истолкована иначе как возможность применения иных последствий, предусмотренных законом вместо реституционных последствий, но не наряду с реституционными последствиями.

В соответствии с п. 2 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. В данной норме лексическую единицу «если из закона не следует… что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки» также следует толковать как возможность применения специальных последствий, не связанных с недействительностью сделки.

Приведенные нормы ГК РФ прямо предусматривают возможность при установлении нарушения сделкой требования закона или иного правового акта применять не последствия недействительности, а иные последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Например, к таким последствиям следует отнести истребование имущества из владения добросовестного приобретателя при наличии условий, указанных в ст. 302 ГК РФ, что прямо предусмотрено в Постановлении Конституционного Суда РФ №6-П от 21.04.2003 по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 ст. 167 ГК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой и В.М. Ширяева.

В данном постановлении Конституционный Суд РФ указал, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недействительности сделки, если сам закон предусматривает «иные последствия» такого нарушения. Признание ничтожной сделки оспоримой или применение иных последствий, не связанных с недействительностью сделки, также следует отнести к специальным последствиям недействительности сделки.

К специальным последствиям недействительности сделки следует отнести конфискацию (недопущение реституции) в тех случаях, когда законом предусмотрено применение такой меры. К рассматриваемым специальным последствиям следует отнести последствия, устанавливаемые самими сторонами оспоримой сделки (договора), после признания договора недействительным, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 431.1 ГК РФ).

Н.Д. Титов 


Метки:


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.