Финансовый эксперт Юридическая помощь онлайн!

Военнослужащие по контракту

Практика рассмотрения судами споров об увольнении военнослужащего с военной службы в случае реализации им права на получение жилья с помощью государственного жилищного сертификата при наличии у него служебного жилого помещения

1 июля 2010 13:25:53

С сентября 1997 г.*(1). одной из форм жилищного обеспечения отдельных категорий военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является выдача им безвозмездной субсидии, удостоверяемой государственным жилищным сертификатом (далее – ГЖС). Длительность существования такой формы обеспечения жильем указанных категорий граждан свидетельствует о том, что в целом она себя оправдала. Несмотря на заранее известную недостаточность размера предоставляемой по ГЖС субсидии, многие тысячи военнослужащих смогли улучшить с его помощью свои жилищные условия.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Правовой основой получения военнослужащими субсидии с помощью ГЖС являются нормы ст.ст. 15 и 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Так, в соответствии с п. 14 ст. 15 данного Закона обеспечение жилыми помещениями военнослужащих – граждан Российской Федерации, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями (далее – по "льготным основаниям") и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, в том числе путем выдачи ГЖС.

Схожая правовая норма приведена в п. 1 ст. 23 названного Закона, где указано: "Военнослужащим-гражданам, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего-гражданина выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации".

Таким образом, одним из условий получения ГЖС является планируемое в ближайшем будущем увольнение военнослужащего с военной службы*(2). Но вот с очередностью таких мероприятий, как увольнение, выдача ГЖС и его реализация, на практике возникает множество вопросов.

Настоящая статья посвящена рассмотрению вопроса об установлении законного момента увольнения военнослужащего, обеспечиваемого жильем с помощью ГЖС. Также в статье будет акцентировано внимание на противоречивости правовых норм, касающихся данного вопроса.

Дело в том, что нечеткость изложения норм права, содержащихся в абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, дает основания для различного их толкования и применения. В результате и органы военного управления, и судебные инстанции в разное время придерживались разного мнения по вопросу возможности увольнения военнослужащего, изъявившего желание получить жилое помещение не по месту дислокации воинской части с помощью ГЖС.

Напомним, что абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" содержит запрет на увольнение без их согласия с военной службы по "льготным основаниям" военнослужащих, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающихся в улучшении жилищных условий, без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 указанного Федерального закона.

В соответствии с п. 14 ст. 15 данного Закона вышеназванные военнослужащие и члены их семей обеспечиваются жилым помещением при перемене места жительства федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, в том числе путем выдачи ГЖС. Документы о сдаче жилых помещений и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

Как видно, в п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" ничего не сказано про увольнение с военной службы, а также о том, должно ли это увольнение производиться до получения жилья по избранному месту жительства либо после его получения.
Множество разночтений и споров было вызвано также положениями п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, где указано, что военнослужащий, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, нуждающийся в улучшении жилищных условий, без его согласия не может быть уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления ему жилого помещения по нормам жилищного законодательства.

При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В настоящей статье автор будет рассматривать только правоотношения, возникшие после вступления в силу Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ, которым с 1 января 2005 г. была упразднена обязанность органов местного самоуправления обеспечивать жильем лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Рассмотрение вопроса о возможности законного увольнения военнослужащего, изъявившего желание получить жилье не по месту дислокации своей воинской части (учреждения) с помощью ГЖС, начнем с анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу*(3). Тем более что правовой механизм института ГЖС неоднократно был предметом рассмотрения Верховного Суда Российской Федерации. Судебные постановления, приведенные ниже, расположены в хронологическом порядке.

Пример 1.
Гарнизонный военный суд отказал Л. в удовлетворении его заявления об оспаривании действий командования, связанных с увольнением Л. по достижении предельного возраста пребывания на военной службе без выдачи ГЖС, а также об отмене приказа об исключении его из списков личного состава части и восстановлении в этих списках до получения указанного сертификата. Флотский военный суд данное решение оставил без изменения.
Военная коллегия Верховного Суда состоявшиеся по делу судебные постановления отменила по следующим основаниям.

Л. избрал постоянным местом жительства г. Солнечногорск Московской области, где он признан нуждающимся в улучшении жилищных условий. Однако перед увольнением Л. командир части не утвердил его в списке кандидатов на получение ГЖС.

Правила учета военнослужащих, подлежащих увольнению с военной службы и нуждающихся в получении жилых помещений или улучшении жилищных условий в избранном постоянном месте жительства, утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054. Пункт 9 названных Правил, как и п. 13 ст. 15 действовавшей в период вынесения судебного решения редакции Федерального закона "О статусе военнослужащих"*(4), содержали положение о том, что постановка военнослужащих, продолжительность военной службы которых достигает 10 лет в календарном исчислении, на учет для получения жилых помещений осуществляется органами местного самоуправления по ходатайству командиров воинских частей.

При этом, постановка на учет не ставится в зависимость от обеспеченности военнослужащих жильем по месту службы.

В случае признания военнослужащего нуждающимся в улучшении жилищных условий (получении жилого помещения) по избранному постоянному месту жительства, а также при наличии установленных законом выслуги лет и основания увольнения военнослужащие вправе рассчитывать на получение ГЖС для приобретения жилого помещения в избранном после увольнения месте жительства.

Военной коллегией сделан вывод, что отказ заявителю в выдаче ГЖС на основании его обеспеченности жильем по месту службы является неправомерным. К тому же Л. проживал в ЗАТО и имел право на отселение из этого закрытого городка.
В то же время из материалов дела усматривается, что на момент увольнения с военной службы по приказу командующего флотом Л. был обеспечен по месту службы жилой площадью для постоянного проживания по установленным нормам, поэтому каких-либо препятствий для издания командующим приказа об увольнении заявителя с военной службы не было (выделено мной. – Е.Г.).

Военная коллегия приняла по делу новое решение, в котором обязала командование включить Л. в списки на получение ГЖС, а требования о восстановлении его на военной службе до момента выдачи ГЖС сочла не подлежащими удовлетворению*(5).
Вывод: высшая судебная инстанция признала законным увольнение военнослужащего, обеспеченного по месту службы жилым помещением по договору социального найма по установленным нормам, но желающего служить до получения ГЖС.

Пример 2.

Значимым для решения вопроса о возможности увольнения военнослужащего без обеспечения его ГЖС стало решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 г. N ВКПИ 07-30.

Р. от имени представляемых С., М. и К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы в части, позволяющей при желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части увольнять их с военной службы без их согласия, противоречащим ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и недействующим в этой части.
В заявлении Р. указал, что С., М. и К., имея общую продолжительность военной службы более 10 лет, обжаловали в суд действия, связанные с досрочным увольнением их с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями без обеспечения жильем по избранному ими постоянному месту жительства, отличному от их последнего места военной службы.
Решениями суда первой инстанции, оставленными без изменения судом кассационной инстанции, требования С., М. и К. оставлены без удовлетворения. При этом, военные суды в своих решениях сослались на п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы.
Верховный Суд Российской Федерации отказал в удовлетворении данного заявления, указав следующее.

Анализ содержания абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" показывает, что в нем установлены дополнительные гарантии для отдельных категорий военнослужащих, согласно которым они не могут быть уволены с военной службы без предоставления жилья.

При этом, данная норма Закона, запрещающая увольнять военнослужащего до предоставления ему жилья, должна применяться к военнослужащим, изъявившим желание получить жилье по избранному ими после увольнения месту жительства, в зависимости от их обеспечения жильем по установленным нормам по последнему месту военной службы (выделено мной. – Е.Г.).

Иное толкование абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" уравнивало бы в социальных гарантиях как подлежащих увольнению военнослужащих, не имеющих никакого жилья, так и тех, которые полностью обеспечены им, но выразили желание изменить место жительства в связи с увольнением. Между тем из закона такое равенство не вытекает. В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" государство гарантирует предоставление военнослужащим жилых помещений. При этом в абз. 2 п. 1 данной статьи конкретизировано, что военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, и совместно проживающим с ними членам их семей служебные жилые помещения предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, а при отсутствии возможности их предоставления в указанных населенных пунктах – в других близлежащих населенных пунктах. Из этого следует, что для каждого военнослужащего гарантирована возможность быть обеспеченным жильем по месту военной службы.

В соответствии с п. 13 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие – граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилыми помещениями, не могут быть исключены без их согласия из списка очередников на получение жилых помещений по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации. Указанный порядок обеспечения жилыми помещениями распространяется и на военнослужащих – граждан Российской Федерации, увольняемых с военной службы по "льготным основаниям", общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более.
Данная норма гарантирует определенным в ней категориям военнослужащих обеспечение жилым помещением от Министерства обороны Российской Федерации России по месту военной службы.

С учетом изложенного следует признать, что абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" устанавливает запрет на увольнение по указанным в нем основаниям военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, без их согласия до обеспечения жильем именно по месту военной службы, т.е. в населенном пункте, где дислоцирована воинская часть (выделено мной. – Е.Г.).

Положениями приведенной нормы Закона предусмотрено, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 названного Закона. В соответствии с этим пунктом вышеназванные военнослужащие и члены их семей обеспечиваются жилыми помещениями при перемене места жительства федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, в том числе путем выдачи ГЖС. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

Таким образом, законодательство Российской Федерации не исключает возможность обеспечения военнослужащего жильем сначала на общих основаниях, а затем – в целях последующего увольнения и с учетом выраженного им желания – по избранному им месту постоянного жительства.

Однако такие военнослужащие, даже после признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий по избранному месту жительства, не могут претендовать на социальную гарантию, установленную в абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", поскольку они обеспечены жильем по прежнему месту жительства – по месту военной службы. Следовательно, препятствий для их увольнения не имеется (выделено мной. – Е.Г.). В этом случае за ними сохраняется право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по избранному после увольнения месту жительства.

О правильности приведенной выше позиции свидетельствуют и положения п. 31 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации*(6), устанавливающие основания снятия с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий. Такими основаниями, свидетельствующими о предоставлении жилья, являются, в частности, улучшение жилищных условий и получение служебного жилья*(7).

Возникновение в связи с увольнением специального основания для повторного признания нуждающимися в улучшении жилищных условий – выбор места жительства после увольнения – порождает обязанность федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, обеспечить гражданина жильем в этом месте, но не является препятствием для увольнения, поскольку существует запрет на увольнение без предоставления жилья, а таким военнослужащим жилье предоставлено ранее, по месту прохождения военной службы.

С учетом изложенного следует признать, что оспариваемое заявителем последнее предложение абз. 1 п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, устанавливающее, что при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством, не входит в противоречие с абз. 2 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и не нарушает права и охраняемые законом интересы военнослужащих, которые обеспечены по месту прохождения военной службы служебными жилыми помещениями*(8).

Вышеприведенное решение было обжаловано в кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации, которая не нашла оснований для его изменения*(9).

Вывод: Верховный Суд Российской Федерации данным решением поставил возможность увольнения военнослужащих по "льготным основаниям", имеющих соответствующую выслугу на военной службе и признанных нуждающимися в жилых помещениях по избранному месту жительства, в зависимость от их обеспечения жильем по последнему месту военной службы. По мнению Верховного Суда Российской Федерации, запрет на увольнение с военной службы указанных категорий граждан распространяется лишь на тех из них, которые не обеспечены жильем по установленным нормам по последнему месту службы. Обеспеченные же служебным жильем по месту службы военнослужащие сначала увольняются и лишь затем могут получить жилье в другом населенном пункте.

Пример 3.
Г. оспорил в суде действия командира воинской части, связанные с исключением его из списков личного состава до получения и реализации ГЖС. Решением гарнизонного военного суда, оставленным без изменения флотским военным судом, в удовлетворении требований Г. отказано. Военная коллегия отменила эти судебные постановления и приняла новое решение – обязать командование восстановить Г. в списках личного состава воинской части до выдачи ему ГЖС.

Из материалов дела видно, что Г., на момент увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями признанный нуждающимся в улучшении жилищных условий, изъявил желание быть обеспеченным жилым помещением по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге путем участия в подпрограмме "Государственные жилищные сертификаты". Решением жилищной комиссии он был включен в список кандидатов на получение ГЖС.

Приказом командующего флотом Г. уволен с военной службы, а приказом командира воинской части исключен из списков личного состава части. При этом, ГЖС ему выдан не был.
Верховный Суд Российской Федерации счел приказ командира части об исключении Г. из списков личного состава не соответствующим законодательству по следующим основаниям.
По мнению Военной коллегии, исчерпывающий перечень лиц, имеющих право на участие в указанной подпрограмме, ограниченный размер социальной выплаты, основания для признания граждан не имеющими жилых помещений, обязательство о сдаче гражданами занимаемых ими жилых помещений (вне зависимости от формы собственности), сроки реализации ГЖС являются обстоятельствами, которые свидетельствуют о специфике правоотношений, возникающих между государством и гражданином, добровольно согласившимся на участие в подпрограмме получения жилья с помощью ГЖС.

Нормы, закрепленные в законе и касающиеся ГЖС, неразрывно связаны с вышеназванной подпрограммой, а поэтому по своему характеру относятся к специальным. Они регулируют отношения, возникающие из факта предоставления военнослужащим социальной выплаты, в связи с чем отождествлять данный вопрос с положениями закона об обеспечении военнослужащих готовыми жилыми помещениями оснований не имеется.

Учитывая специальный статус ГЖС, государство, взяв на себя публичное обязательство – выдачу ГЖС, в абз. 3 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" установило, что в отношении военнослужащего это обязательство должно быть исполнено в последний год его военной службы.

Согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. Следовательно, ГЖС должен быть выдан военнослужащему не после его исключения из списков личного состава, а до этого момента. В судебном заседании установлено, что Г. на момент исключения из списков личного состава воинской части ГЖС не выдан.

При таких обстоятельствах выводы судов о законности приказа командира воинской части являются ошибочными. Ссылка суда кассационной инстанции на отсутствие норм, позволяющих продлевать срок нахождения военнослужащего в распоряжении свыше шести месяцев в связи с необеспечением его ГЖС, не основана на действующем законодательстве.
В соответствии с подп. "и" п. 2 ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы зачисление военнослужащего в распоряжение допускается, в частности, и при невозможности своевременного исключения уволенного с военной службы военнослужащего из списков личного состава воинской части в случаях, предусмотренных федеральным законом и этим Положением, на срок до его исключения. Закон обязывает выдать военнослужащему ГЖС до окончания его военной службы. В связи с этим на основании подп. "и" п. 2 ст. 13 названного Положения военнослужащий в распоряжении может находиться до его исключения из списков личного состава воинской части.

Наличие у Г. служебного жилого помещения по последнему месту военной службы не может служить основанием для исключения его из списков личного состава до получения ГЖС, поскольку специальная норма (абз. 3 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих"), подлежащая применению в данном деле, не содержит условий, при которых ее действие ограничивается.

Не указаны такие условия и в подпрограмме "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище на 2002-2010 годы"*(10). Более того, согласно п. 8 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов применительно к названной подпрограмме основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является, в частности, проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания.

Вместе с тем, поскольку законом предусмотрено право только на получение ГЖС в последний год военной службы, то требования заявителя в части восстановления его в списках личного состава до реализации жилищного сертификата следует признать необоснованными*(11).
Вывод: в вышеприведенном примере Военная коллегия сочла наличие у военнослужащего, реализующего свое право на получение жилья при увольнении с военной службы с помощью ГЖС, служебного жилья по месту военной службы уважительной причиной для неисключения его из списков личного состава воинской части.

Пример 4.
Судами первой и второй инстанций К. отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным приказа командующего войсками ДВО в части его досрочного увольнения в связи с организационно-штатными мероприятиями без обеспечения ГЖС по избранному месту жительства.

Военная коллегия отменила состоявшиеся судебные постановления и приняла новое решение – об удовлетворении требований К. – по следующим основаниям.

К., общая продолжительность военной службы которого составляет более 10 лет, проходил военную службу в закрытом военном городке, где был обеспечен служебной жилой площадью, относящейся на основании ст. 92 ЖК РФ к жилым помещениям специализированного жилищного фонда.

В связи с сокращением должности К. обратился по команде с рапортом об увольнении, в котором указал, что просит уволить его после предоставления ГЖС. Решением жилищной комиссии заявитель признан нуждающимся в улучшении жилищных условий и включен в состав кандидатов на получение ГЖС, после чего приказом командующего войсками округа зачислен в свое распоряжение.

При таких данных К., не обеспеченный по месту службы жильем для постоянного проживания, надлежащим образом выразил свое желание проходить военную службу до получения ГЖС в избранном месте жительства после увольнения.

В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы по желанию таких военнослужащих выдается ГЖС для приобретения жилого помещения в избранном после увольнения месте жительства.
Изложенное указывает на то, что жилищный сертификат должен быть выдан военнослужащему не после его увольнения с военной службы, а до этого момента, если он изъявит такое желание.

Согласно Правилам выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов применительно к вышеназванной подпрограмме основанием для признания граждан не имеющими жилых помещений является, в частности, отсутствие жилых помещений для постоянного проживания, проживание в жилых помещениях специализированного жилищного фонда при отсутствии другого жилого помещения для постоянного проживания.

Таким образом, К., признанный на законных основаниях нуждающимся в улучшении жилищных условий и включенный в состав кандидатов на получение жилищного сертификата, правомерно поставил вопрос об обеспечении сертификатом в период прохождения военной службы, а вывод суда об обратном основан на неправильном истолковании закона.

Что касается наличия у заявителя по месту службы жилья, то в соответствии со ст. 44 вышеназванных Правил его сдача (передача) является обязательным условием получения жилищного сертификата. К тому же в соответствии со ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" служебные жилые помещения в закрытых военных городках предоставляются военнослужащим только на срок военной службы. О том, что служебное помещение К. предоставлено на срок военной службы, указано в договоре найма служебного жилого помещения, заключенного между заявителем и органом КЭЧ.

Не основано на законе и суждение суда о возможности увольнения необеспеченного жильем военнослужащего с последующим предоставлением такого жилья до исключения из списков личного состава части. В соответствии с подп. "и" п. 2 ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы зачисление уволенного с военной службы военнослужащего в распоряжение командира (начальника) допускается при невозможности своевременного исключения из названных списков только в случаях, предусмотренных Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и этим Положением.

Такие случаи указаны в п. 11 ст. 38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и п. 16 ст. 34 указанного Положения. О невозможности исключения уволенного с военной службы военнослужащего из списков личного состава воинской части ввиду необеспеченности его жильем в названных статьях не говорится.

Таким образом, приказ командующего войсками округа о досрочном увольнении К. в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями без обеспечения ГЖС по избранному месту жительства противоречит положениям ст. 15 и ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", в связи с чем решение суда о признании этого приказа законным подлежит отмене*(12).

Вывод: Верховный Суд Российской Федерации изменил свою правовую позицию относительно возможности самого увольнения военнослужащего, обеспеченного служебным жильем по месту дислокации воинской части. По мнению Верховного Суда Российской Федерации, увольнение такого военнослужащего без его согласия невозможно. Соответственно исключение его из списков личного состава части тем более невозможно.

Однако здесь, конечно, необходимо сделать оговорку: в последних двух определениях Верховного Суда Российской Федерации речь шла только о военнослужащих, изъявивших желание улучшить свои жилищные условия при увольнении посредством получения и реализации ГЖС.

Можно заметить, что в четырех приведенных выше судебных постановлениях вопрос о возможности увольнения военнослужащего, желающего получить жилье не по месту прохождения военной службы, решается совершенно по-разному, причем высшей судебной инстанцией за последние пять лет. Например, в первом и втором примере увольнение такого военнослужащего при наличии у него служебного жилья признано законным, в третьем – увольнение законным, а исключение из списков личного состава части – незаконным, а в четвертом – само увольнение признано незаконным.

Подводя итог, хотелось бы напомнить положение Конституции Российской Федерации о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2). По мнению автора, Верховный Суд Российской Федерации в определении от 25 июня 2009 г. (пример 4) вынес не только законное, но и справедливое решение о невозможности увольнения военнослужащих без реализации ими права на жилище. До вынесения указанного решения судебная практика исходила из того, что военнослужащий, желающий получить жилье с помощью ГЖС, может быть уволен до реализации им своего права на жилище*(13), такого же мнения придерживались и многие командиры (начальники). Более того, различные ревизоры относили случаи неувольнения таких военнослужащих без жилья к материальному ущербу, выразившемуся в "переплате" им денежного довольствия и иных сумм.

Согласитесь, что довольно-таки нелицеприятно выглядит ситуация, когда военнослужащий спустя многие годы службы оказывается один на один со своей нерешенной жилищной проблемой только потому, что правовая норма о его праве на жилище выражена недостаточно ясно.

Речь в данном случае идет о норме, содержащейся в последнем предложении абз. 1 п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы: "При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту дислокации воинской части они увольняются с военной службы и обеспечиваются жилыми помещениями в соответствии с законодательством Российской Федерации". Содержание этой нормы не позволяет однозначно ответить на вопрос: увольняются ли указанные военнослужащие до обеспечения жильем или их увольнение возможно только после такого обеспечения*(14)?

Ведь если даже профессиональные судьи интерпретировали значение указанной правовой нормы совершенно по-разному, значит, она действительно содержит дефект юридической техники. Органы же военного управления ввиду извечной нерешенности жилищных проблем заинтересованы в скорейшем увольнении военнослужащего даже без предварительного обеспечения его жильем в целях экономии денежных средств на выплату ему денежного довольствия и иных выплат, обусловленных статусом военнослужащего.

Любой нормативный правовой акт должен строиться с позиций общепризнанных правил юридической техники, четкости и ясности языка. Повышает коррупциогенность использование двусмысленных или неустоявшихся терминов, понятий и формулировок, категорий оценочного характера, с неясным, неопределенным содержанием, допускающих различные трактовки и пр. Все эти недочеты лингвистического характера способны привести к серьезным негативным последствиям, поскольку то или иное положение в силу своей двусмысленности, неясности и недостаточной определенности может трактоваться двояко, что позволяет чиновнику (в том числе и военному) варьировать свое усмотрение и повышает вероятность произвольного применения нормы*(15).

Кроме того, последнее предложение абз. 1 п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы содержит, по мнению автора, такой коррупционный фактор как "злоупотребление правом заявителя органами государственной власти (их должностными лицами) – отсутствие четкой регламентации прав граждан и организаций"*(16). В рассматриваемом случае не только отсутствует детальный механизм реализации жилищных прав увольняемых военнослужащих, но и появляется неоправданное разделение военнослужащих на две категории: избравшие постоянным местом жительства при увольнении населенный пункт по месту дислокации своей воинской части (учреждения) либо избравшие своим местом жительства иной населенный пункт.

С учетом изложенного, представляется целесообразным переработать абз. 1 п. 17 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы в целях устранения коррупционности данной нормы права.

Е.А. Глухов,
подполковник юстиции

"Право в Вооруженных Силах", N 5, май 2010 г.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) 30 сентября 1997 г. Президент Российской Федерации своим Указом N 1062 установил такой вид жилищного обеспечения в качестве приоритетного для названной категории граждан.
*(2) Получить ГЖС могут военнослужащие, увольняемые только по достижении предельного возраста, состоянию здоровья, оргштатным мероприятиям (при наличии 10 лет выслуги в календарном исчислении), семейным обстоятельствам и окончании контракта (при наличии 20 лет выслуги в календарном исчислении). Кроме того, для получения ГЖС необходимо иметь статус нуждающегося в жилом помещении.
*(3) Приведенные ниже выдержки из судебных решений автором сокращены в целях рассмотрения исключительно вопроса увольнения военнослужащих. В статье не рассматриваются вопросы о праве военнослужащих на получение ГЖС.
*(4) До 1 января 2005 г.
*(5) Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации N 3н-324/04 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 6.
*(6) Утверждена приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80.
*(7) По мнению автора, подтвержденному определением судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда 2007 г. N КГ-337, предоставление служебного жилого помещения военнослужащему, заключившему первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г., не является основанием для отказа ему состоять на учете нуждающихся в получении жилого помещения для постоянного проживания.
*(8) Решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 г. N ВКПИ07-30. Документ опубликован не был.
*(9) Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2007 г. N КАС07-509. Документ опубликован не был.
*(10) Утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153.
*(11) Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2008 г. N 2н-241/08.
*(12) Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2009 г. N 2н-171/09 по заявлению К. [Электронный ресурс]. URL: http://sgvs.sml.sudrf.ru/userimages/spravka.doc
*(13) Именно такой случай описывается в тексте определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2009 г. N 436-О-О по заявлению В.Н. Лучкина.
*(14) По мнению автора, союз "и" между двумя глаголами (увольняются и обеспечиваются) означает, что два таких действия должны происходить одновременно, в противном случае вместо союза "и" между глаголами должен употребляться союз "затем".
*(15) Талапина Э.В., Южаков В.Н. Методика первичного анализа (экспертизы) нормативных правовых актов на коррупциогенность. М., 2007.
*(16) Пункт 8 Методики проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 марта 2009 г. N 196.

См. также:

Военнослужащим

О жилищных отношениях

Участники жилищных отношений

 


Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!



Метки: ,