Актуальные юридические консультации по теме: Проблема применения в качестве меры пресечения домашнего ареста

Проблема применения в качестве меры пресечения домашнего ареста

13 апреля 2018 8:32:32




Домашний арест берёт своё начало в Римской Республике. Именно в древнем Риме обвиняемым подвергся ограничениям, связанным со свободным перемещением. Согласно Ю.Г. Овчинникову, такое лицо было вправе только принимать друзей и иметь собственную пищу . В России институт домашнего ареста отсутствовал до середины XIX века. Первое упоминание о домашнем аресте содержится в законодательстве 1832 и 1857 годов. Указывается, что наряду с домашним арестом к обвиняемому (подозреваемому) могут быть применены и другие меры пресечения, такие как передача на поруки, содержание в тюрьме или при полиции, в зависимости от силы улик, положения обвиняемого . Стоит отметить, что домашний арест был достаточно жёсток, чтобы воспринимать его как наказание без суда. Данная мера пресечения, как отмечает А.Я. Вышинский, вплоть до 1950 года, носила исключительно декларативный характер3 . Возможно, это являлось причиной исключения домашнего ареста из перечня мер пресечения и только спустя 40 лет, с принятием УПК РФ в 2001 году данный институт возродился. Сейчас домашний арест является одной из установленных законом мерой пресечения, порядок принятия, срок и регламентация действия которой содержится в статье 107 Уголовно-процессуального кодекса РФ .



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Данная мера пресечения применяется достаточно редко. Статистика, отраженная на официальном сайте Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации показывает, что в 2012 году заключение под стражу в качестве меры пресечения избирается в 72 раза чаще, чем домашний арест, в 2013 – в 64 раза, в 2014 – в 68 раз, в 2015 – в 57 раз и наконец в 2016 году, по результатам за год, заключение под стражу избиралось в 56 раз чаще, чем домашний арест5 . Данные статистики отражают нежелание применять судами данную меру пресечения в качестве основной. Это вызвано некоторыми сложностями, связанные с функционированием домашнего ареста. Одним из условий содержания человека под домашним арестом является его полная или частичная изоляция от общества. В случае если к подозреваемому или обвиняемому применяется режим содержания, предполагающий полную изоляцию от общества, ему не предоставляется права выхода из помещения, в котором он проживает. В таком случае каким образом подозреваемый или обвиняемый будет получать продукты питания, а также иные бытовые принадлежности первой необходимости, если он проживает без родственников, денежные средства на оплату жилья, если выполнение работы невозможно в домашних условиях?

Данное обстоятельство никак не регламентирует законодательными органами. Для рационального решения возникшего вопроса, суд вынужден либо заменить меру пресечения на более строгую – заключение под стражу, либо изменить меру пресечения в сторону её смягчения, например, заменить полную изоляцию от общества на частичную и разрешить подозреваемому (обвиняемому) часовые прогулки в радиусе одного километра от жилого помещения в установленное время, что, в конечном счёте, может привести к сокрытию лица от правосудия. Согласно информации, предоставленной официальным представителем Следственного Комитета России Светланой Петренко, с 2008 года скрылось от следствия 185 обвиняемых по делам Следственного Комитета, 25 из них, находясь в розыске, совершили новые преступления 6 . В случае применения домашнего ареста возможна ситуация невинного причинения вреда. Гражданину И. суд назначил ему меру пресечения в виде домашнего ареста, без права покидать помещение. Всё необходимое оборудование было установлено в кратчайшие сроки и уже на следующий день, через несколько часов после начала действия меры пресечения, датчики показали, что он нарушил порядок и покинул место проживания. Немедленно организованные проверочные действия установили факт, что И. покинул дом в связи с отсутствием санитарного узла внутри жилого помещения и не собирался совершать побег .

Развивая тему о месте проживания лица и плате за него, стоит отметить, что закон никак не регламентирует случай, если подозреваемый или обвиняемый, которому суд назначил меру пресечения в виде домашнего ареста, исключающего контакты с посторонними лицами, кроме дознавателя (следователя) и защитника, а также контролирующих органов, проживает в помещении в качестве нанимателя. В данным случае в законе должна содержаться отметка о порядке и способе платы за жилое помещение, пути решения проблемы, связанной с отказом в последующем предоставлении живого помещения наймодателем, в случае если подозреваемый или обвиняемый утратил возможность оплачивать жилое помещение в соответствии с договором найма. Ряд проблем возникает также в случае, если лицо проживает совместно с родственниками или его изоляция неполная. Домашний арест предполагает запрет подозреваемого или обвиняемого на пользование средствами телефонной и почтовой связи, а также сети Интернет. В отличие от почтовой связи и телефонной, пользование Интернетом ограничить достаточно проблематично, в случае проживания подозреваемого или

обвиняемого совместно с родственниками или друзьями. Так как невозможно проконтролировать каждый выход в сеть Интернет и точно установить, что это действие совершило не подопечное лицо. В данной ситуации остается рассчитывать исключительно на совестливость. Один из вариантов развития событий, это лицо, абсолютно не обладающее данным качеством. Такое лицо может не только воспользоваться сетью Интернет, но и использовать телефон, а также личные данные своих родственников для переговоров с запрещенными лицами. Как известно, телефоны и почтовые отправления близких лиц и родственников не подлежат прослушиванию и просмотру, в связи с чем не подконтрольны органам власти.

К сожалению, ряд проблем, с которыми сталкиваются органы исполнения наказания, на этом не заканчивается. Возможно, если бы к каждому, кому назначен домашний арест приставлялся сотрудник органов исполнения наказания осуществлять присмотр за подопечным было бы гораздо проще, но это только вымысел и по разумным основаниям это невозможно осуществить. Для контроля таких лиц разработаны электронные браслеты – приспособления, позволяющие контролировать перемещение лица в пространстве, посредствам электронных сигналов, передаваемых через стационарное или мобильное устройство на пульт сотрудников ФСИН России. Судя по описанию устройство крайне удобное, но на практике применения оказалось очень проблематичным. Громкий скандал был в 2013 году, когда ФСИН России закупила электронные браслеты у одного из государственных предприятий по сильно завышенной цене, но по факту устройства оказались неработоспособными в связи с отсутствием модуля ГЛОНАСС.

Ущерб составил 1.3 миллиарда рублей8 . Как показывает практика, данные браслеты изначально нуждаются в доработке. Елена Нагорных в своей статье для Лента.ru рассказывает о подозреваемых и обвиняемых лиц, к которым суд применил меру пресечения в виде домашнего ареста и о сложностях, связанных с ношением электронных браслетов. Одна из подозреваемых рассказывает, что после 3-х недель ношения устройства, обнаружилось, что данные поступают не во ФСИН, а неизвестно куда. После чего устройство было заменено, подобная замена осуществлялась 3 раза9 . Ещё одна особенность этих браслетов заключается в пропаже сигнала в случае, если подконтрольное лицо спустилось в метро, например. Во ФСИН на данную ситуацию реагируют абсолютно нормально. В статье Владимира Демченко интервью для Комсомольской Правды дает заместитель начальника отдела исполнения наказаний по Центральному административному округу г.Москвы Юлия Шульга. Она утверждает, что нет смысла связываться с подопечным в случае с пропажей сигнала на мониторе, ведь он просто перемещается на метро 10. Мы находим странным такое положение вещей. Как можно исключить возможность, что лицо просто избавится от электронного устройства слежения и скроется в неизвестном направлении? Почему сотрудник ФСИН не связывается с подопечным, а попросту его игнорирует? На какой срок допустимо такое сокрытие лица? Является ли данное бездействие (отсутствие звонка) проявлением халатного отношения к своим обязанностям? Помимо данного факта, в статье сказано, что нет никакого смысла наблюдать за подопечными постоянно, скажем, в ночное время. Ведь утром можно легко проследить маршрут подопечного. Данное обстоятельство также вызывает ряд вопросов. Возможна ли ситуация сокрытия лица в ночное время? Какие действия сотрудников ФСИН следуют, после обнаружения отсутствия лица, а связаться с данным лицом не представляется возможности, из-за неисправности средства связи? В средствах массовой информации зачастую содержаться заголовки, связанные с подачей ложного сигнала электронным устройством.

В одном случае, если подозреваемый или обвиняемый принимал душ и в контактные соединения попала вода или спал, но устройство подало сигнал, что его снимают . Одной из наиболее острых проблем является непосредственное управомочивание органов функцией обеспечения контроля за соблюдением ограничений и запретов, связанных с применением домашнего ареста. В. Климов в статье «Проблемы применения домашнего ареста в уголовном судопроизводстве России» отражает точки зрения учёных по данному вопросу. Вячеслав Лебедев, Председатель Верховного Суда Российской Федерации, является приверженцем сложившейся ситуации, схожего мнения придерживается Л.К. Трунова. Ученые называют домашний арест серьёзной мерой пресечения, связанной с ограничениями и запретами общения с определёнными лицами, ограничением почтовой и телеграфной связи. Для исполнения и контроля данной меры необходимо создать специальные подразделения в Министерстве юстиции, которые были бы наделены надзорными и контрольными функциями соблюдения домашнего ареста .

По мнению И.О. Цоколовой и В.М. Быкова, функции по контролю за ограничением перемещения подозреваемых и обвиняемых лиц должны возлагаться на участковых и оперативных уполномоченных полиции, следователей и дознавателей. На данный момент обязанность по контролю режима домашнего ареста возложена на органы ФСИН России. Тем не менее, мы согласны с позицией Цолковой и Быкова. По правовой природе, домашний арест является именно мерой пресечения, а не наказания. Мера пресечения, применяемая в связи с постановлением суда по ходатайству следователя или дознавателя должна осуществляться с использованием сил и средств, участвующих в мероприятиях по расследованию преступления, а не Службы, отвечающей за исполнение наказания, установленного приговором суда. Такое положение приводит к восприятию домашнего ареста именно как кару за совершенное деяние. Таким образом, домашний арест, являясь не очень давно воссозданным институтом уголовно-процессуального права, постепенно развивается и распространяется в случае необходимости применения меры пресечения. Безусловно, данный институт требует пристального внимания ученых и доработки спорных моментов, неточностей, а также пробелов в законе по поводу применения данной меры пресечения.

Котова А. А.


Метки:

Мы очень признательны Вам комментарии. Спасибо!

Cпециальные предложения, юридическая практика

Более 500 ответов на Ваши вопросы в месяц. Обращайтесь, будем рады!

Популярные темы

Thumbnail Image 1

Закон о контрактной системе (закон о госзакупках)

Планы закупок, цена контракта, оценка заявок, обоснование закупок

44-ФЗ

Thumbnail Image 1

Завещание и наследники

Услуги опытного юриста по завещаниям. Онлайн консультации бесплатно!

Завещание


Cоциальные льготы

Cоциальные льготы

Интересует вопрос о льготах? Спросите у юриста!


Льготы


Военные пенсионеры
Инвалиды
Ветераны

ЖКХ

Жилищно-коммунальное хозяйство

Нормативные акты, сведения о реформах в области ЖКХ


ЖКХ


Квартплата

Вопросы онлайн