website templates free download


Действующее гражданско-процессуальное законодательство позволяет выделить три основные формы участия прокурора в гражданском процессе: 1. дача заключения по делам, инициированным другими лицами; 2. путем самостоятельного обращения в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Федераций, муниципальных образований; 3. участие прокурора в пересмотре судебных актов. Отстаивая интересы лица, права которого нарушены, в случае, если судом допущена судебная ошибка при вынесении решения, прокурор, основываясь на приказе Генерального прокурора Российской Федерации1 , обязан исчерпать все существующие способы обжалования и принести при необходимости апелляционное, кассационное или надзорное представление. Более подробно о правиле исчерпания при обжаловании судебных решений говорила профессор Л.А. Терехова2 .

Суть данного правила заключается в том, что лицо, участвующее в гражданском судопроизводстве, прежде чем обратиться в Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) должен использовать все имеющиеся на внутригосударственном уровне способы обжалования судебных решений. Действующее законодательство исходит из обязательности обращения в суд апелляционной инстанции. Дальнейший пересмотр решений возможен только при условии, что дело рассматривалось в апелляционном суде или как минимум кто-то из заинтересованных лиц обращался в суд с апелляционной жалобой и просьбой о восстановлении срока на ее подачу3 . Далее для того, чтобы лицу выйти на межнациональный уровень защиты своих интересов ему достаточно пройти две кассационные инстанции (в судах уровня субъекта РФ и в Верховном Суде)4 . Законодатель в соответствии со ст. 34 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации5 (далее – ГПК РФ) относит прокурора к лицам, участвующим в деле.

Однако указанное выше правило исчерпания фактически не применяется в отношении данного субъекта, так как он не может обратиться в ЕСПЧ. Невозможность обращения прокурора в данный судебный орган вытекает как из Конвенции о защите прав человека и основных свобод6 (далее – Конвенция так и из норм национального законодательства. Ни процессуальные кодексы Российской Федерации (Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации7 (далее – АПК РФ), Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ)8 , ГПК РФ, ни федеральные законы, ни приказы Генерального прокурора РФ подобной возможности не закрепляют. Вместе с тем на практике возможны ситуации, когда прокурор, оказывая помощь конкретному гражданину, не достигает поставленной цели и не может защитить нарушенное право лица на уровне национального законодательства. Примером тому является дело «Гладышева (GLADYSHEVA) против Российской Федерации». Постановление вынесено Европейским судом по правам человека 06.12.2011. По обстоятельствам дела заявительница и ее несовершеннолетний ребенок были выселены из спорной квартиры ответчиком – Департаментом жилищной политики г. Москвы решением Черемушкинского районного суда г. Москвы. Решение было обжаловано в суд кассационной инстанции, а также заместителем Генерального прокурора Российской Федерации в суд надзорной инстанции. Верховный Суд Российской Федерации отклонил представление заместителя Генерального прокурора, отказав в пересмотре дела в порядке надзора. Ввиду того, что прокурор не мог обратиться в ЕСПЧ, заявительница самостоятельно обжаловала дело в ЕСПЧ, который, в свою очередь, признал жалобу заявительницы приемлемой и удовлетворил ее требования.

Таким образом, практика ЕСПЧ показывает, что прокурор, к сожалению, не всегда на национальном уровне может защитить нарушенное право лица, а на уровень ЕСПЧ он выйти не имеет право. В этой связи предлагаем предоставить прокурору возможность подготовить все материалы для подачи документов в ЕСПЧ в защиту конкретного лица без дальнейшего участия в судопроизводстве на международном уровне, то есть без представительства интересов лица. При этом право на подачу заявления в международный судебный орган должно быть исключительно диспозитивным. Отстаивая данную позицию, отметим, что, во-первых, в современных условиях развития судебной системы в России прокуратура остается единственным правоохранительным органом, способным оказывать бесплатную квалифицированную юридическую помощь гражданам,инициировать по результатам надзорных мероприятий подачу соответствующих исков и заявлений в суд и осуществлять правозащитные функции в суде.

Во-вторых, обратим внимание на то, что Россия идет своим уникальным путем и прокуратура в нашей стране, созданная Петром I в 1722 году имеет гораздо большое значение, нежели в зарубежных странах. К примеру, Д.Я. Малешин9 анализируя самобытность развития гражданской процессуальной системы России, среди прочих, выделил особые полномочия прокурора, которые являются проявлением идей коллективизма и являются одной из составляющих частей российского культурологического типа. Изначальная недостаточная активность сторон, отсутствие их инициативности компенсируются участием прокурора. Его назначение заключается в оказании помощи гражданам в защите их прав и законных интересов.

Обращаясь с заявлением в суд, прокурор, по сути, компенсирует отсутствие инициативности лиц, чьи права нарушены. Таким образом, при определении роли и места прокурора в гражданском процессе следует отталкиваться от особенностей исторического развития нашей страны и ожиданий общества от власти10. В-третьих, не следует забывать, что в европейских странах существует развитое процессуальное законодательство, которое создает целую систему, обеспечивающую защиту нарушенных прав.

Так, в законодательстве Швейцарии, Австрии, Франции, ФРГ и США в отдельных случаях в силу закона или соглашения допускается ведение дела частными лицами от своего имени, но в защиту чужих прав и интересов, развита система защиты групповых интересов, в том числе и частными организациями, действует эффективная система адвокатуры11. Несмотря на наличие подобных институтов в нашей стране, к сожалению, работают они не так хорошо, чтобы исключать участие прокурора в гражданском судопроизводстве. Кроме того, в европейских странах и США только 2-5% гражданских споров рассматриваются в суде, а большая часть таких споров разрешается в досудебном порядке. Таким образом, возможность подготовки жалобы в защиту нарушенных прав лица в ЕСПЧ вполне логично и оправдано ролью прокурора в правовой системе России.

Однако практика ЕСПЧ указывала на то, что юрист, представляющий интересы конкретного лица и при этом, являющийся работником стороны, не является независимым, так как он не может игнорировать коммерческие цели своего работодателя12. В этой связи государственный служащий не может представлять чьи-либо интересы в ЕСПЧ.

Размышляя на заданную тему, мы исключаем возможность представительства прокурора в ЕСПЧ, однако, учитывая интересы личности полагаем, что данный субъект, не нарушая норм Конвенции, мог бы подробно разъяснять лицу, чьи права нарушены, процедуру подачи жалобы в ЕСПЧ, готовить материалы по делу, доказательственную базу, принимать максимальные усилия для отстаивания нарушенных прав человека. Право подачи жалобы в ЕСПЧ должно оставаться исключительно за гражданином, в интересах которого прокурор ее готовит.

Подводя итог сказанному отметим, что согласно положениям ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый вправе обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Однако далеко не каждый гражданин нашей страны может это сделать. В этой связи и актуальна помощь прокурора при подготовке жалобы в ЕСПЧ особенно при защите прав уязвимых групп – инвалидов, малообеспеченных лиц и так далее, которые считаются неспособными защитить свои интересы самостоятельно, или когда данным нарушением затронуты многие граждане.

Г.И. Залюкова


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.