website templates free download


Качество жизни является комплексной социально-экономической категорией, отражающей материальные, социальные и духовные отношения в обществе, предпосылкой и результатом государственного управления, основным показателем его эффективности.

Юрист на рабочем месте

Свидетельство тому – «майские» указы Президента от 2012 г., изданные после его избрания на новый срок и рассматривающие повышение качества жизни как ключевой индикатор эффективности намеченной политики и деятельности органов власти в целом. Большинство исследователей качества жизни населения отмечают отсутствие общепринятого понимания сущности данного понятия и наличие множества подходов к его определению, а также то, что именно междисциплинарный характер категории «качество жизни» обуславливает возникновение существенных проблем при его интерпретации: представители различных наук тяготеют к сужению сфер общественной и индивидуальной жизни, охватываемых данным понятием, ограничиваясь лишь теми, что лежат в пространстве отдельной науки.

Вопросы оценки качества жизни населения на основе объективных индикаторов начали интенсивно освещаться в научных трудах относительно недавно, однако уже зафиксирован широкий перечень методологических подходов, в основном, на основе классификаций человеческих потребностей и выделяемой структуры качества жизни [7].

В этой связи их сравнительный анализ может сводиться к проверке на соответствие условиям полноты отражения сфер качества жизни и эффективности их прикладного применения в управленческой практике. Зарубежная практика в большей степени изобилует «полными» по охвату потребностей социального объекта подходов к оценке качества жизни: например, в Швеции с 1974 года (ежеквартально) проводятся аналогичные исследования по 120 индикаторам, сгруппированным в 12 направлений (экономические ресурсы и потребление, занятость и условия труда, образование, здоровье и доступность медицинского обслуживания, семейные и социальные связи, жилищные условия и благоустройство, культура и рекреация, безопасность жизни и собственности, политические ресурсы и участие); в США Дж. Вильсон для сравнения качества жизни в различных штатах использовал 72 показателя, М. Джонс и М. Флекс разработали систему показателей качества жизни, состоящую из 14 блоков (доходы, безработицу, бедность, жилищное обеспечение, образование, физическое и психическое здоровье, загрязнение воздуха, общественный порядок, безопасность на дорогах, расовое неравенство, проблемы общин, участие в управлении, отклоняющееся поведение). Индексы качества жизни рассчитываются структурами ООН, ЮНЕСКО; Всемирной организацией здравоохранения; Всемирным банком; International Society for Quality-of-Life Studies; Social Indicators Research Centre и другими [5].

Британский журнал «Eсonomist» предлагает в целях оценки качества жизни подвергать анализу следующие блоки показателей: материальное благополучие, здоровье, политическая стабильность и безопасность, семейная жизнь, общинная жизнь, климат и география, условия труда, политическая свобода, гендерное равенство. Г. Селл сосредотачивает свое внимание также на следующих показателях: свободные и справедливые выборы, стоимость участия в выборах, загрязнение, качество и доступность алкоголя, вода, общественный транспорт, общественное здравоохранение, защита, размер пенсии, культурная жизнь, качество еды / приготовления пищи, расходы на образование, профессиональное обучение, уважение норм труда, коррупция, количество адвокатов, психиатров, уровень преступности, незаконное употребление наркотиков, процент военных расходов на ВВП, участие в военных конфликтах [4, c. 24]. В качестве зарубежных объективных подходов измерения качества жизни необходимо отметить следующие: ВВП надушу населения, Индекс истинного развития (Genuine Progress Index, GPI), Индекс экономического благосостояния (Index of Economic Well-Being, IEWB), «Зеленый» чистый национальный продукт (Green Net National Product, GNNP), Индекс физического качества жизни (Physical Quality of Life Index, PQLI), Индекс человеческого развития (Human Development Index, HDI), Индекс социального здоровья (Index of Social Health, ISH), Индекс качества жизни Джонсона (Johnston’s QOL Index)., Американский демографический индекс благосостояния (American Demographics Index of WfeU-Being), Североамериканский доклад о социальном положении (Michalos’ North American SocialReport, Michalos 1980-1982), Индекс социального прогресса (Index of Social Progress, ISP) и пр. [1] Субъективные зарубежные подходы и соответствующие методики включают следующие: Методика оценки качества жизни агентства Social Weather Station, методика оценки качества жизни Ферранса и Пауэрса, Индекс доверия потребителя (Consumer Confidence Indexes, CCI), Индекс оценки состояния здоровья населения (Health-Related Quality of Life, HRQOL), оценка уровня развития системы здравоохранения, Модель Рафаэля (Raphael et al. Model, 1998). Существуют отдельные методики оценки субъективного качества жизни для конкретных категорий населения: например, исследование М. Бетела, Х.Глесмера, Дж.Вилтинка, Х. Мэриан, Е. Браглер 2006 года, посвященное анализу удовлетворенности жизнью немецких мужчин, содержало следующие социологические блоки: дружба, отдых / хобби, общее состояние здоровья, условия жизни, доход, семейная жизнь и партнерство / сексуальность [1].

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) выработала собственный индекс субъективной оценки качества жизни, составными элементами которых являются следующие сферы: жилищные условия, доход, работа, общество, образование, экология, гражданские права, здоровье, удовлетворенность, безопасность, работа/отдых [2]. В качестве смешанных объективно-субъективных вариантов оценки качества жизни следует отметить Индикатор «Наилучшее размещение денег», Метод оценки относительных изменений показателей качества жизни, Международный индекс условий жизни, «Основной» и «расширенный» QOL-индексы, Сравнительную шкалу качества жизни, Показатель ожидаемой счастливой жизни Веенховена (HLE), Немецкую систему социальных индикаторов, Голландский индекс условий жизни (LCI), Модель Роджерсона (Rogerson’s Model, 1997), Модель Мерди (Murdie et al. Model 1992), Модель Борсдорфа (Borsdorf Model, 1999) [6]. Вопрос о принципиальной возможности разработки и определения интегрального показателя качества жизни населения до сих пор остается крайне спорным вопросом методологии.

Фридрих Август фон Хайек в своей книге «Дорога к рабству» отмечает, что «…благосостояние и счастье миллионов не могут определяться по единой шкале «больше – меньше». Благоденствие народа, также как и счастье одного человека, зависят от множества причин, которые слагаются в бесчисленное множество комбинаций. Его нельзя представить как единую цель: разве что иерархию целей, всеобъемлющую шкалу ценностей, в которой каждый человек сможет найти место своей потребности… ни один ум не способен охватить все бесчисленное разнообразие человеческих нужд, соревнующихся из-за источников удовлетворения потребностей; определить вес каждой из них на общей шкале» [8, c. 77-78].

Западными экспертами на основе данных статистики формируется рейтинг 100 крупнейших городов России по соотношению качества и стоимости жизни. Согласно зарубежным ученым, в 2015 году Россия оказалась по индексу качества жизни в седьмой десятке, между Индонезией и Македонией [3]. Как увязать широкий перечень потребностей человека с репрезентативными количественными показателями, разрешить противоречия и мультиколлинеарность между ними?

Как определить спектр этих потребностей, измерить степень значимости каждой из них в определенный период времени для определенного индивида? Как интегрировать индикаторы уровня удовлетворения потребностей отдельных индивидов в единый показатель качества жизни населения конкретной территории таким образом, чтобы он не был схож со «средней температурой по больнице», а реально отражал степень удовлетворенности жизнью определенного круга людей, проживающих на одной территории, и мог служить предметом сопоставлений качества жизни людей отдельных городов, регионов, стран? В изучении качества жизни населения в настоящее время остается много неясных вопросов. Представляется возможным сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования объективных подходов оценки качества жизни, что, очевидно, должно быть сопряжено с соответствующими модификациями в общественной системе, в частности, с диверсификацией общедоступной мониторинговой системы данных о жизни общества на основе официальной и экспертной статистики, а также о возможности обозначения указанных процессов в качестве футурологических прогнозов развития знаний о качестве жизни.

Статистические базы данных как аналитическая основа не раз испытывали на себе критику исследователей, касающуюся в основном неполноты отражения, низкой качественной «характеристической» способности и обоснованности показателей, искаженности данных, однако до сих мы не имеем иных средств комплексной оценки социально-экономических явлений в разрезе различных территорий: более «качественные» экспертные оценки периодически публикуются в различных изданиях, но не могут быть использованы в качестве фундамента для построения универсальной мониторинговой системы. И напротив многие исследователи, эффективно оперируют статистическими данными в своих научных целях.

С течением времени данный статистический инструментарий совершенствуется, следовательно, нарастает потенциал использования объективных методов для оценки социального развития территорий. Вряд ли в ближайшем будущем прекратятся споры о методологических подходах и конкретных инструментах измерения качества жизни (как субъективных, так и объективных), т.к. с каждым годом внимание к качеству жизни оказывается все более пристальным с точки зрения вопросов управления качеством жизни населения, региональным развитием, оценки эффективности деятельности органов власти и экономической системы в целом. Вероятно и крайне желательно, чтобы вслед за распространением данного научного направления (развитием методологического аппарата оценки социального и духовного качества жизни) произошли соответствующие модификации в системе статистических показателей страны, что, в свою очередь приведет к развитию новых подходов его измерения.

Литература

1. Beutel M. Life satisfaction, anxiety, depression and resilience across the life span of men / M. Beutel, H. Glaesmer, J. Wiltink, H. Marian, E. Brahler // The Aging Male, March 2010; 13(1): 32–39

2. How’s life? (OECD better life index) / Access mode : http://www.oecdbetterlifeindex.org/#/11111111111 (the date of treatment: 05.03.2015)

3. Kuznets S. Equilibrium Economics and Business-Cycle Theory / S. Kuznets// Economic Change: Selected Essays in Business Cycles, National Income, and Economic Growth. – N.Y., 1953. – P. 31

4. Széll, György & Ute Széll (Eds.) (2009), Quality of Life & Working Life in Comparison. Peter Lang, Frankfurt. – 2011 – P.24

5. Ахременко А.С. Качество жизни регионов России: политологический аспект, методология и методика измерения/ А.С. Ахременко, Е.С. Евтушенко // Вестник Московского университета, серия 12, Политические науки. – 2010 г. – №1

6. Мартышенко С.Н. Концептуальные модели управления качеством жизни. Аналитический обзор / С.Н. Мартышенко // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2014. – № 2. – С. 80-92

7. Мухачёва А.В. Краткий обзор методических подходов к объективной оценке качества жизни как результата социальной политики/ А.В. Мухачёва// Молодежь и наука: реальность и будущее: материалы IV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых/ Кемеровский государственный университет, отв. ред. Т.А. Бельчик. – Кемерово: Офсет, 2012, с. 346-349 8. Хайек Ф. Дорога к рабству. – М.: ОГИ, 2005. – с.77-78.

Мухачева А.В.


Метки: ,


Мы очень признательны Вам за комментарии. Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle

ПОДПИСАТЬСЯ

Ежемесячные обновления и бесплатные ресурсы.